Обсуждение программы 5-топ-100 в МФТИ

На встрече активистов с куратором направления 5-топ-100 в МФТИ Виталием Анатольевичем Баганом, состоявшейся 1 августа, присутствовали Андроник Арутюнов и Дмитрий Притыкин. Обсуждались вопросы полезных для преподавателей конкурсов, прозрачности функционирования лабораторий в рамках проекта 5-топ-100 и финансирования научной деятельности преподавателей.

Краткие результаты встречи следующие:

  1. Вначале мы коснулись беспокоящего многих преподавателей вопроса финансирования институтом поездок сотрудников на международные конференции. Как выяснилось, решение об отправке принимает некоторая комиссия, руководствуясь такими соображениями как статусность конференции и дороговизна поездки. До конца августа, по заверению В.А. Багана, соответствующая нормативная база будет выложена на сайте МФТИ в разделе «Международный отдел» (после встречи нам был выслан на почту некоторый текст про это, но мы ждем появления официальной информации на сайте). В будущем, в случае (надеемся, что редких) отказов, комиссия будет мотивировать свои решения. Также по нашей просьбе будет рассмотрена возможность создания «таблички» на сайте МФТИ, в которой будет фиксироваться, кто из сотрудников и на какие конференции ездил за счёт МФТИ. Мы считаем, что такие меры позитивно скажутся на прозрачности этого важного для научной деятельности преподавателей направления и минимизируют возможности злоупотреблений.
  2. Обсуждался вопрос о проведении конкурсов на лаборатории, в частности недавних. По мнению В.А. Багана, ситуация, в которой условия конкурса необходимо существенно изменить после начала сбора заявок, автоматически означает продление срока подачи заявок. Удивившее многих требование «арктичности» заявок по словам Виталия Анатольевича имело исключительно рекомендательный характер и было связано с тем, что после завершения проекта 5-топ-100 есть надежда получить продолжение финансирования лабораторий из некоей «программы развития Арктики».
  3. Мы в очередной раз выразили недоумение в связи с тем, что зачастую в лабораториях, по данным сайта МФТИ, нет сотрудников и невозможно понять, чем они занимаются и занимаются ли вообще на деньги 5-топ-100. По мнению руководства, лаборатории, которые носят фундаментальный характер, отчитываться должны и было обещано предпринять определенные действия по стимулированию лабораторий к более подробным отчетам на их сайтах. В случае с прикладными лабораториями проблема в том, что во многих ситуациях они и не обязаны публиковать статьи (так как занимаются чисто прикладными исследованиями), а раскрывать информацию об их работах не всегда можно в силу секретности исследований. Мы считаем, что такие лаборатории, тем не менее, должны публично отчитываться за деньги, которые они получают в рамках проекта 5-топ-100 (зарплаты, закупка оборудования и т. д.), не нарушая режима секретности, а также определенно должны иметь на своей странице на сайте МФТИ список сотрудников.
  4. Обсуждался вопрос необходимости ведения преподавательской деятельности лабораториями. Мы согласились с тем, что далеко не все поголовно сотрудники лабораторий должны вести занятия. Наша позиция заключается в том, что каждая лаборатория уж точно должна по меньшей мере читать какой-то спецкурс по своей тематике, и мы надеемся, что наша позиция найдет понимание. Мы также выразили несогласие с организацией преподавания лабораторий в виде «отбывания номера» наименее квалифицированными студентами и аспирантами из лабораторий на простых семинарах или лабораторных работах.
  5. Деньги в фонды кафедр на текущую научную деятельность преподавателей выделять, по словам В.А. Багана, пока не планируется (хотя ранее на многих официальных заседаниях такие обещания озвучивались); однако планируется привлекать кафедры к конкурсам. В частности к конкурсу визит-профессоров, заявки на который в данный момент принимаются; хотя этот конкурс с нашей точки зрения выглядит как очередная попытка скупить аффилиации через сданных “в аренду” зарубежным исследователям студентов; а к преподавателям МФТИ этот конкурс неприменим. Впрочем, есть и иные способы поощрения ученых, которые занимаются научной деятельностью. Это не только финансирование международных конференций, но и разовые финансовые выплаты за научные публикации. Хотя их размер, на наш взгляд, недостаточно велик, чтобы стимулировать какую-либо научную работу преподавателей помимо той, которая финансируется из других источников.
  6. Также Виталий Анатольевич обещал в ближайшее время на сайте и в персональной рассылке по всем сотрудникам института проинформировать о методике расчета различных наукометрических индексов. Он также отметил, что вызывающая нашу настороженность идея применять эти индексы в процедурах избрания преподавателей на должность принадлежит не ему.
  7. Виталий Анатольевич также посетовал на недостаточную прозрачность процедуры конкурса на преподавательские должности, принятой на кафедрах МФТИ. Нас эти процедуры пока в целом устраивают, хотя иногда и возникают вопросы по сокращению сроков выбора на должность и прочим нюансам. Решение конкурсных вопросов на общем собрании кафедры выглядит вполне прозрачным, что несколько контрастирует с сопровождающими процедурами в Ученом совете МФТИ, и сильно контрастирует с процедурами распределения денег 5-топ-100, которые на данный момент абсолютно непрозрачны.

В целом мы договорились продолжать диалог. Мы надеемся, что совместными усилиями нам удастся сделать внутреннюю кухню Физтеха более прозрачной, а сам институт более комфортным и привлекательным для студентов, преподавателей и ученых.

СМИ о лабораториях (не в МФТИ)

Газета Коммерсант пишет об интересном казусе с лабораторией в МИФИ, когда государство требует от вуза вернуть часть выделенных в рамках «мегагранта» денег. Статья изобилует разными подробностями и мнениями, в целом рекомендуется к прочтению, но мы хотим обратить внимание читателей на один системный вопрос.

Камнем преткновения в той истории является так называемое «софинансирование». Что это такое? В идеальном представлении наших чиновников, «софинансирование» — это когда продвинутые бизнесмены оценивают перспективность научных исследований и вкладывают в них свои деньги наряду с государственными. Знакомым с реалиями и персоналиями российского бизнеса в этом месте уже становится смешно. И, как описано в статье Коммерсанта, на практике получается нечто совсем другое — если кто и находит «софинансирование», то либо оно существует лишь на бумаге, либо в качестве него засчитываются деньги с другого гранта (часто бывает перекрёстное «софинансирование» одного гранта другим и наоборот), либо даже деньги из основного бюджета университета, которые изымаются из зарплаты преподавателей (как и собирается сделать МИФИ в описанном Коммерсантом случае).

Любопытно также, что «софинансирование» требуется от всех подряд, вплоть до математиков и теоретических физиков, в том числе в упомянутых в предыдущей новости внутренних конкурсах МФТИ на расходование средств из программы топ-100.

Новости про лаборатории в МФТИ

Прошел очередной конкурс на финансирование научных лабораторий МФТИ из программы топ-100, в котором ректорат почему-то делал упор на исследования Арктики. По его результатам создано 13 готовых к исследованиям Арктики новых лабораторий, хотя при ближайшем рассмотрении не все из них оказываются такими уж новыми.

Например, А.М. Райгородский уже имеет лабораторию (продвинутой комбинаторики и сетевых приложений), по данным нашего предыдущего мониторинга у нее была информация о сотрудниках, но не было информации о публикациях. Теперь А.М. Райгородский возглавляет также «Лабораторию прикладных исследований МФТИ-Сбербанк».

О.В. Астафьев уже имеет лабораторию (под тем же названием), по данным нашего предыдущего мониторинга публикации и сотрудники имеются, научная работа ведется.

А.Н. Прохоров уже имеет лабораторию (под тем же названием), по данным нашего предыдущего мониторинга у нее не было ни публикаций, ни сотрудников. Но ректорат МФТИ это не очень смущает.

П.Ю. Волчков уже имеет лабораторию (под тем же названием), по данным нашего предыдущего мониторинга у нее также не было ни публикаций, ни сотрудников.

Хотелось бы заметить, что финансирования научной работы преподавателей МФТИ из средств топ-100 как не было, так и нет. Обещанные в начале года несколько миллионов в год на научную работу на кафедрах так и остаются обещаниями.

А поданная кафедрой высшей математики на обсуждаемый конкурс заявка была отклонена, хотя параметры научной работы на кафедре и так находятся на уровне лучших из лабораторий МФТИ и обходятся ректорату практически бесплатно. Похоже, такое положение с научной работой преподавателей ректорат вполне устраивает. Особенно занимательно, что мы продолжаем регулярно (и особенно много в последнее время) выслушивать от ректората требования к преподавателям по повышению импакт-факторов, NCI, FWCI и прочего такого, что заменяет нашим чиновникам содержательную научную экспертизу.

В основном о деньгах

На сайте snob.ru появилась статья заведующего Лабораторией биофизики возбудимых систем МФТИ Константина Агладзе о финансировании науки в России.

Хотя каких-либо явных выводов в статье не сделано, но общий настрой наш профсоюз поддерживает: если мы говорим о науке или образовании в России, то надо одним из первых поднять вопрос о деньгах именно в количественном измерении, сколько денег выделяется в целом по стране и сколько доходит до типичного научного сотрудника или преподавателя.

Все на митинг!

Завтра (среда странный день, мы знаем) пройдет митинг, организованный нашими коллегами из профсоюза работников РАН. Обязательно приходите на него!

В качестве мотивации, прочитайте следующий черновик речи Андроника Арутюнова, члена нашего первичной организации в МФТИ и сопредседателя нашего «большого» профсоюза:

Не секрет, что работники академических институтов и преподаватели высшей школы — это если не одни и те же люди, то по меньшей мере это один достаточно узкий слой. Многие работники высшей школы занимаются наукой, многие научные работники так или иначе связаны с преподаванием студентам и аспирантам. Конечно, и проблемы у нас схожие: низкие зарплаты, бесправие, невозможность реально влиять на дела в своих университетах и институтах. Проблемы с нагрузкой, риски перевода на дробные ставки, плачевное состояние материальной базы и многое другое. Всё это наши общие проблемы, которые разнятся лишь незначительными деталями.

Однако, самая главная проблема — это то, что как нам кажется, нам всем есть, что терять. Представляется разумным лишний раз промолчать, не упереться, пойти на компромисс. Обострению ситуации мы предпочитаем апеллировать к «высоким инстанциям», к богатой истории, к судам и прокуратуре, к обществу, в конце концов. Каждый раз мы уходим от реального конфликта и предпочитаем ещё немного попятиться и уступить. Нам всё время кажется, что руководство «не то имело в виду», что «всё наладится» и вообще «как-нибудь переживём и что-нибудь да придумаем». Боюсь, что хоть нам и кажется, что есть куда ещё отступить, и всё не так уж и плохо, как подчас рисуют пессимисты, но поле для маневра у нас уже закончилось. Мы вплотную приблизились к окончательному краху системы высшей школы и науки. Конечно, главные виновники сложившейся ситуации — это не простые преподаватели и учёные, но и на нас лежит своя часть ответственности.

Нужно, наконец, признать, что никому кроме академического сообщества, наши институты и университеты в данный исторический момент не нужны: ни правительству, ни обществу, ни чиновникам. Никому кроме нас, студентов, аспирантов, преподавателей и ученых. Именно мы и являемся главными заинтересованными лицами и именно на нас лежит тяжесть ответственности за судьбу наших университетов и институтов. Наши дети и внуки, спросят за то, почему «не уберегли» не с безымянных чиновников, а с нас.

Объективно, ни общество, ни наше государство не осознают реальную нужность и полезность высшей школы и собственной науки. Но у нас нет ни времени, ни возможности ждать пока они «созреют» до понимания. Ведь уже сейчас во многих университетах и институтах нельзя найти людей не пенсионного возраста, уже сейчас мы повсюду видим деградацию ценности высшего образования и учёных степеней. Некомпетентные прощелыги из министерств и ведомств держат нас за нерадивых клерков, чуть ли не жуликов, уже сейчас. Сколько молодых коллег мы из-за этого потеряли? Сколько людей уехало навсегда за границу, чтобы забыть наши тяжкие реалии как страшный сон, сколько избрало себе другую профессию? Деградация нашей науки и высшей школы начинает принимать страшные, необратимые формы. От обширного некроза мы двигаемся к состоянию клинической смерти академического сообщества.

На самом деле, у нас нет ни возможности, ни морального права отступать дальше. Если мы не готовы вступить в конфликт с начальниками и чиновниками, процесс очень скоро станет необратимым. И уже в самой ближайшей перспективе российская академическая традиция окончательно и бесповоротно погибнет. Если мы, те кому не безразлична судьба российской науки и образования, не предпримем решительных действий в самом ближайшем будущем, мы сами себя потом не простим. Необходимо уже сейчас, сегодня, немедленно объединяться внутри своих университетов и институтов. Начинать всерьез бороться за свои права и свои университеты. Нужно создавать дееспособные организации, которые могли бы представлять наши интересы. Создавать не абстрактные «фронты» и «коалиции», членство в которых ни к чему не обязывает, а именно действующие и функциональные объединения сотрудников конкретных научных и учебных организаций. Объединяться и выступать единым фронтом, с единой повесткой. Никто кроме нас не хочет, да и не сможет, спасти науку и высшую школу. Только совместным усилиями в коллективной борьбе мы сможем попытаться спасти нашу академическую традицию для будущих поколений.

Ненормально публикующиеся, возрастные и плохие преподаватели [UPD]

После недавних заседаний в ректорате до нас доходят тревожные вести. В ректорате обсуждается неэффективность преподавателей, что намекает на старую идею увольнения неэффективных и увеличения нагрузки на оставшихся, в конце этого сообщения читатели могут увидеть один из соответствующих документов. Из него мы видим, что на кафедрах засели «ненормально публикующиеся», «возрастные» и «плохие» преподаватели, буквально в таких формулировках; и по поступающим к нам сведениям, эти претензии уже озвучены заведующим кафедрами и от них требуют «принять меры».

Что касается «ненормально публикующихся», то эта претензия особенно пикантна в свете того, что у нас в МФТИ никогда не было практики платить преподавателям за научную работу, только последние пару лет появилась возможность получить небольшую премию за публикацию, в разы меньшую даже символических грантов РФФИ. Обещавшееся руководством с начала года небольшое финансирование науки на кафедрах из средств топ-100 опять под вопросом, ректорат в который раз показывает себя «хозяином своего слова».

Другой любопытный аспект: оценка «нормальности публикаций» идёт по параметру FWCI, данные для вычисления которого и соответствующие формулы продаются некоторой хитрой конторой недалёким менеджерам от образования и науки за (наши с вами) деньги, как и в ситуации с рейтингами. Простой смертный не может свой FWCI узнать и понять, что надо делать для отращивания оного. Вместо попыток увидеть «ненормальность» преподавателей мы хотели бы увидеть здравые оценки деятелям из ректората, уровень «нормальности» которых явно не соответствует уровню их зарплат (см. предыдущую новость и обсуждение), увидеть оценки квалификации сидящих в Учёном совете МФТИ «учёных», увидеть оценки эффективности разнообразного околоадминистративного персонала МФТИ.

Далее, «возрастность» в у нас в стране является достаточно типичной по одной простой причине: пенсионная система РФ не может обеспечить выживание человека на пенсии. В этом смысле система образования не одинока, на «возрастных» специалистах держатся наши военная, атомная и космическая отрасли. Государство такое положение в каком-то смысле даже устраивает. Но в тех отраслях пока не догадались к таким специалистам «принимать меры», по понятным причинам, а в образовании любые эксперименты приветствуются.

Что касается «плохих» преподавателей, то в указанном документе смысл этого понятия не раскрыт, но оно стоит рядом с конкурсными вопросами и намекает, что «плохие» не будут избираться по конкурсу, то есть по сути будут увольняться. Мы же призываем преподавателей вступать в наш профсоюз, так как это расширит ваши возможности по отстаиванию своих прав при попытках увольнения.

[UPD 15.06.2017] Директор по развитию МФТИ Виталий Баган любезно сообщил, что FWCI своих статей человек может узнать на сайте Скопуса, зайдя туда из МФТИ и тыкая на строчки с каждой конкретной статьёй (кстати, FWCI почему-то показывается далеко не у всех статей, имеющих цитирования). Также мы узнали, что FWCI имеет срок давности три года после выхода статьи; для иллюстрации этого заметим, что многие сильные статьи по математике за три года никто не успевает понять, не то чтобы процитировать. В силу формулы для вычисления FWCI (нормирование на область науки), наращивать этот параметр проще всего, публикуя статью в какой-либо не очень цитируемой области науки и договариваясь с коллегами из более активных областей эту статью пару раз быстро процитировать.

 

Госзадание и зарплаты

На сайте МФТИ мы обнаружили документ План финансово-хозяйственной деятельности МФТИ на 2017 год.

Читатели могут помедитировать над ним и найти что-то интересное для себя. Мы же хотим отметить, что плановое финансирование МФТИ из госзадания составляет 2 081 193 500 рублей. Это те деньги (подушевое финансирование), которые предназначаются непосредственно на обучение студентов и не зависят от грантов, топ-100 и всего остального. Если тратить из них на зарплаты преподавателей (ППС) хотя бы 60% (в соответствии с рекомендациями министерства и здравым смыслом), то это будет  1 248 716 100 рублей на зарплаты в год.

Ставок штатных преподавателей и совместителей в МФТИ примерно 916 (на сайте МФТИ точных сведений нет, но в распоряжении профкома есть списки от весны 2017 года). Выходит, что руководство МФТИ имеет финансовую возможность платить на ставку в среднем (до НДФЛ) не менее 87 000 рублей в месяц; это гарантированные деньги из госзадания, не считая грантов и прочих доходов. В свете этого довольно странно, что недавнее повышение окладов ППС даже не перекрыло инфляцию и оставило оклады в диапазоне 35 000 — 65 000 рублей (от ассистента без степени до профессора со степенью и званием).

Выводы читатель может сделать самостоятельно.

 

Итоги беседы с новым старым проректором по учебной работе

30 мая состоялась встреча преподавателей кафедры высшей математики с проректором по учебной работе А.А. Вороновым. Хотим поделиться итогами и новостями.

Хорошая новость состоит в том, что снова выросли оклады. С новой окладной сеткой и приказом можно ознакомиться у нас на сайте. Оклады вырастают с первого мая, то есть уже за этот месяц должна быть более высокая зарплата. Повышение коснулось в первую очередь ассистентов и доцентов, профессоров оно затрагивает в меньшей степени. Плохая новость состоит в том, что это повышение не коснётся преподавателей кафедры иностранных языков по очевидной причине. Они уже переведены на должности «методистов» и не относятся к профессорско-преподавательскому составу, поэтому на них этот приказ не распространяется. Жаль, что мы оказались правы, однако мы неоднократно говорили, чем эта «реформа» может закончиться для преподавателей. Это, впрочем, урок и всем остальным кафедрам — перевод в статус департамента ничего хорошего не сулит.

Из сравнительно позитивных новостей отметим, что деньги на науку из средств топ-100 для кафедр всё-таки ожидаются, хотя конкретный формат пока неясен. Комиссия по работе над коллективным договором будет собрана и наш профсоюз примет в ней участие.

Внятных комментариев по поводу недостаточной открытости распоряжений руководства и различных регламентов (в частности поездок на международные конференции по программе 5топ100) мы пока не получили. В ближайшем будущем мы надеемся встретиться с курирующим эти вопросы В.А. Баганом.

О составе ректората. Всем нам хорошо известный Д.А. Зубцов теперь директор по аналитике, А.А. Воронов — проректор по учебной работе. Бывший декан ФРТК С.Н. Гаричев стал проректором по исследованиям и разработкам, а программу 5топ100 курирует директор по развитию В.А. Баган.

 

Блеск и нищета рейтингов университетов

Мы часто слышим от руководства МФТИ и уважаемых людей из министерства, что международные рейтинги университетов очень важны и российским вузам надо во что бы то ни стало добиваться попадания в них. И вот в газете Коммерсант появилась поразительная история о том, как ещё одному уважаемому вузу, МИФИ, удалось кое-чего добиться.

Оказалось, что он не попал в предыдущий рейтинг из-за того,что составители рейтинга не заметили одну (!) публикацию от МИФИ. После исправления этого недоразумения МИФИ подпрыгнул в рейтинге на несколько десятков (!) позиций и благополучно приземлился в топ-100 рейтинга по физике. Жаль что в публикации Коммерсанта нет ссылки на эту чудесную научную публикацию, но мы подозреваем (по описанию сопутствующих технических проблем), что это был  отчёт с Большого адронного коллайдера на 2000+ авторов, среди которых случайно оказался один сотрудник (или может быть даже студент) МИФИ.

Нам кажется, что эта история развеивает все иллюзии по поводу международных рейтингов университетов, которые оказываются столь жёстко зависящими от случайных по сути факторов. Впрочем удивляться нечему, составители рейтингов — коммерческие организации, которым надо продвигать свои рейтинги и зарабатывать на этом деньги, а качество генерируемых ими оценок при этом — вопрос второстепенный. Заметим также, что некоторым членам нашего профсоюза доводилось послужить «экспертом» в одном таком рейтинге, постановка вопросов в опроснике рейтинга неконкретна и зачастую просто нелепа, а глюки на сайте организатора рейтинга мешают адекватно ответить даже на эти вопросы.

СМИ о работе и зарплате

Появилась статья в Новых известиях, в которой обсуждаются факты и механизмы манипуляции со средней зарплатой преподавателей и выписывания себе произвольных сумм руководством университетов. Выясняется, что даже очень мягкое ограничение зарплаты руководителей 8-кратной средней по организации практически никогда не выполняется.

По возможности подписываем петицию и распространяем информацию о ней среди коллег.