СМИ о лабораториях (не в МФТИ)

Газета Коммерсант пишет об интересном казусе с лабораторией в МИФИ, когда государство требует от вуза вернуть часть выделенных в рамках «мегагранта» денег. Статья изобилует разными подробностями и мнениями, в целом рекомендуется к прочтению, но мы хотим обратить внимание читателей на один системный вопрос.

Камнем преткновения в той истории является так называемое «софинансирование». Что это такое? В идеальном представлении наших чиновников, «софинансирование» — это когда продвинутые бизнесмены оценивают перспективность научных исследований и вкладывают в них свои деньги наряду с государственными. Знакомым с реалиями и персоналиями российского бизнеса в этом месте уже становится смешно. И, как описано в статье Коммерсанта, на практике получается нечто совсем другое — если кто и находит «софинансирование», то либо оно существует лишь на бумаге, либо в качестве него засчитываются деньги с другого гранта (часто бывает перекрёстное «софинансирование» одного гранта другим и наоборот), либо даже деньги из основного бюджета университета, которые изымаются из зарплаты преподавателей (как и собирается сделать МИФИ в описанном Коммерсантом случае).

Любопытно также, что «софинансирование» требуется от всех подряд, вплоть до математиков и теоретических физиков, в том числе в упомянутых в предыдущей новости внутренних конкурсах МФТИ на расходование средств из программы топ-100.

В основном о деньгах

На сайте snob.ru появилась статья заведующего Лабораторией биофизики возбудимых систем МФТИ Константина Агладзе о финансировании науки в России.

Хотя каких-либо явных выводов в статье не сделано, но общий настрой наш профсоюз поддерживает: если мы говорим о науке или образовании в России, то надо одним из первых поднять вопрос о деньгах именно в количественном измерении, сколько денег выделяется в целом по стране и сколько доходит до типичного научного сотрудника или преподавателя.

Блеск и нищета рейтингов университетов

Мы часто слышим от руководства МФТИ и уважаемых людей из министерства, что международные рейтинги университетов очень важны и российским вузам надо во что бы то ни стало добиваться попадания в них. И вот в газете Коммерсант появилась поразительная история о том, как ещё одному уважаемому вузу, МИФИ, удалось кое-чего добиться.

Оказалось, что он не попал в предыдущий рейтинг из-за того,что составители рейтинга не заметили одну (!) публикацию от МИФИ. После исправления этого недоразумения МИФИ подпрыгнул в рейтинге на несколько десятков (!) позиций и благополучно приземлился в топ-100 рейтинга по физике. Жаль что в публикации Коммерсанта нет ссылки на эту чудесную научную публикацию, но мы подозреваем (по описанию сопутствующих технических проблем), что это был  отчёт с Большого адронного коллайдера на 2000+ авторов, среди которых случайно оказался один сотрудник (или может быть даже студент) МИФИ.

Нам кажется, что эта история развеивает все иллюзии по поводу международных рейтингов университетов, которые оказываются столь жёстко зависящими от случайных по сути факторов. Впрочем удивляться нечему, составители рейтингов — коммерческие организации, которым надо продвигать свои рейтинги и зарабатывать на этом деньги, а качество генерируемых ими оценок при этом — вопрос второстепенный. Заметим также, что некоторым членам нашего профсоюза доводилось послужить «экспертом» в одном таком рейтинге, постановка вопросов в опроснике рейтинга неконкретна и зачастую просто нелепа, а глюки на сайте организатора рейтинга мешают адекватно ответить даже на эти вопросы.

СМИ об этике

В нашем заведении принят некий «этический кодекс«, который пока годится только для давления на неугодных преподавателей. Интересующимся этой темой рекомендуем к прочтению статью с анализом ситуации на примере этических вопросов в области корпоративного управления, которые по большей части вполне применимы и к нашей конкретной ситуации.

«Такого доцента никто не видел!»

Пока в МФТИ относительное затишье, обращаем ваше внимание на интересный текст, посвященный проблемам зарплат в других ВУЗах. Как говорится, о том как бывает хуже. И про то, против чего мы все боремся.

«Средняя зарплата профессорско-преподавательского состава в УрФУ сегодня приближается к 60 тысячам рублей», – заявил летом 2016 года проректор по экономике и стратегическому развитию УрФУ Даниил Сандлер.

«Университетская солидарность» утверждает: слова проректора не соответствуют действительности. Фактически преподаватели УрФУ получают 20-40 тыс. рублей. По словам Трынова, зарплаты преподавателей в его ВУЗе не индексировались с октября 2014 года. А в цифры, озвучиваемые руководством УрФУ, включаются все подработки преподавателей: администрация считает «среднюю» зарплату, а не «модальную». Комментарий для Russiangate о средней зарплате пресс-служба уральского университета не предоставила.

Высокоморальный ущерб [CМИ о нас]

В газете Коммерсант тоже заинтересовались «этичностью» в МФТИ.

Член комиссии по разработке этического кодекса МФТИ, проректор по учебной работе Дмитрий Зубцов заявил “Ъ”, что ему известно о претензиях профсоюза. «Действительно, многие вузы используют собственные этические кодексы для увольнения,— признал господин Зубцов.— Но мы, разумеется, не собираемся его некорректно использовать. Мы готовы внести в кодекс отдельный пункт, что этот документ никак не регулирует трудовые отношения». По его словам, разработчики согласны с требованием убрать пункт о недопустимости публичной критики университета. «Документ находится в стадии разработки, мы готовы учитывать мнение профсоюза»,— сказал проректор вуза.

Такие бы слова да Богу в уши!

Онлайн-футурология

Из прессы мы узнали о мечтах нашего уважаемого ректора о том, что в перспективе можно будет посокращать преподавателей, переведя значительную часть обучения в онлайн-форму. Конечно, мы тоже со смешанными чувствами ожидаем технологической сингулярности и эпохи сильного ИИ, но всё же хотели бы несколько вернуть наше руководство с небес на землю.

По нашим наблюдениям, последние годы деятельность руководства МФТИ привела к заметному раздутию управленческого и административного персонала. Причём большая часть этого персонала не умеет пользоваться ни электронной почтой, ни мобильным телефоном, чтобы делать свои административные дела. Вместо того, чтобы предаваться мечтам о переводе преподавания в онлайн, можно было бы попытаться для начала ввести электронный документооборот, перенести согласование документов в онлайн режим и т.д. Ведь сейчас при согласовании многих бумаг надо получать на них до десятка подписей разных столоначальников.

Мы глубоко уверены, что онлайн-администрация могла бы сэкономить огромное количество денег налогоплательщиков, а также времени и нервов профессорско-преподавательского состава. И даже подозреваем, что после такой успешной оптимизации административных процедур преподавателей можно было бы оставить в покое и совсем не сокращать.

А бдительный преподаватель должен помнить, что участвуя в какой-либо онлайн-активности он создаёт предпосылки для сокращения себя и своих коллег в будущем. Рекомендуем подписать соответствующие петиции на change.org, на РОИ (для зарегистрированных на госуслугах), и опять на change.org.

Создание устройства для дистанционной беспроводной диагностики организма человека

На этой неделе МФТИ попал не только в топ-50 непонятного рейтинга по физике, но и в чемпионы по хищениям средств федеральных целевых программ. Мы уже находили очень интересные случаи списания крупных сумм в МФТИ, например, на ООО «Клеточные системы».  На этот раз кое-что наконец-то накопала и прокуратура, 53 миллиона рублей было распилено в МФТИ на «разработку» чего-то загадочного, что указано в названии заметки.

Судя по обнаруженным нами ранее примерам, это только вершина айсберга, случай, когда дело уже никак нельзя было замять. Как отмечает прокуратура, в этот раз имел место чистый распил без признаков выполнения работ, который насторожил даже наше толерантное к распилам министерство.

Нам кажется, что компетентным органам надо бы и далее покопаться во всяких «исследованиях и разработках», программах «научно-исследовательские университеты» и «топ-100», в деятельности «системных инжиниров». А также вспомнить о масштабных строительствах и ремонтах, на которых деньги утекают миллиардами.

Кодекс строителя коммунизма II

Администрация МФТИ продолжает разработку морально-этического кодекса, стала доступна его очередная версия. Преподавателям помоложе вряд ли понятно, про что это вообще, а видевшие комсомол люди могут предаться приятным или не очень воспоминаниям. Но у нашего профсоюза есть комментарии по существу.

  • Слово «коррупция» встречается один раз без конкретных мер по её раскрытию и предотвращению. Как нам кажется, для решения этой проблемы нужно повышать открытость информации и прозрачность процедур.
  • Понятие «конфликт интересов» не встречается ни разу, хотя морально-этическое регулирование должно касаться в первую очередь этого. Нет никаких попыток упомянуть личные отношения между начальником и подчинённым, как и другие типичные случаи конфликта интересов.
  • В описании действий дискриминационного характера мало конкретики, в частности дискриминация по гендерному признаку вроде как не запрещена.
  • Зато в разделе 3.13 сотрудникам опять рекомендуют говорить об МФТИ «либо хорошо, либо никак». Мы считаем, что только открытость и прозрачность позволят МФТИ развиваться и соблюдать те самые морально-этические нормы.
  • Про плагиат в разделе 2.6 сказано не вполне понятно. Это надо расписать поподробнее, учитывая то, что в МФТИ имеются «системные инжиниры» со списанными диссертациями.
  • Также давно пора ввести определённые меры за банальное списывание студентами на экзамене, чтобы из них не вырастали в будущем «системные инжиниры».
  • В пункте 3.15 говорится, что администрация может наказать аморального сотрудника. А как быть с самой администрацией? Например, бывали случаи публичного вранья в СМИ на всех уровнях.

И ещё раз о школах

Наконец поступили какие-то официальные комментарии по поводу структурной реформы МФТИ, связанной с созданием школ. Они оформлены в виде интервью ректора газете «Известия». Ну что ж, лучше поздно, чем никогда. Хотя к конкретным пояснениям, имеющимся в этом интервью, вопросов возникает ещё больше, и мы наши вопросы приводим ниже.

«Второй момент — с помощью новых структур идет совершенствование управления университетом. У нас этот процесс вертикальный — основные полномочия у единого центра, ректората. На Западе гораздо больше власти передано структурным подразделениям.» – Как нам кажется, передача какой-то мифической власти без ресурсов – это лукавство. Реально у директоров школ нет денег на привлечение учёных, оплату профессорских, постдоковских и аспирантских позиций, и прочие стандартные атрибуты соответствующих западных учреждений.

«В результате реорганизации у молодого человека появляется больше возможностей — перед ним открыто множество базовых кафедр и направлений подготовки. Чего в рамках одного факультета не было.» – Возможности перехода с факультета на факультет у студента были всегда, и они не ограничивались рамками вновь создаваемых школ. Есть другие проблемы, что при удалённости базовых кафедр от МФТИ студенту технически трудно пообщаться с представителями всех интересующих его кафедр и сделать осознанный выбор, но со школами эта проблема и её решение очень мало связаны.

«У нас очень индивидуализированное обучение, что затратно.» – На наш взгляд это весьма опасная мысль, которая совершенно перпендикулярна всему тому, что мы называем «системой Физтеха».

«А зарплаты преподавателей невысокие — они рассчитываются исходя из количества студентов, а не качества их образования.» – Ни кто иной, как наше руководство, хотя и не без помощи министерства, продвигали и развивали систему, в которой зарплаты рассчитываются исходя только из количества студентов, игнорируя их способности и квалификацию преподавателей. Также хотим отметить, что заявление о «невысоких зарплатах» несколько противоречит предыдущим заявлениям. Ранее руководство МФТИ вполне бодро отчитывалось о том, что зарплаты преподавателей у нас далеко за 100 000.

«Поэтому если речь идет о потоковых лекциях по специальности, то лучше объединить группы, привлечь более знакового преподавателя и больше ему заплатить. Эту задачу мы и решаем в рамках школ.» – Вообще-то потоковые лекции у нас и так читались на два факультета в основном, так что в чём тут нововведение? Правда тенденция увеличения количества студентов (см. предыдущий пункт) всё равно заставит разделить потоки по факультетам из-за размера помещений, а значит придётся искать больше квалифицированных преподавателей, и эта проблема пока никак не решается. На базовых кафедрах, наверное, было бы целесообразно объединять одинаковые курсы с разных кафедр. Но здесь ожидаются технические сложности и много недовольных, поэтому эту неприятную работу как раз и перекладывают на школы и их руководство.

«Самая главная — отсутствие оборудования. Вот вы подготовили молодого ученого. Он выходит с массой идей, а возможности реализовать их нет. В результате он теряет квалификацию, а иногда и дальнейшую мотивацию. Вторая проблема — жилье, потому что все хотят заводить семьи, чтобы дети были устроены в садик, а с этим были большие проблемы. Ну и на третьем месте — зарплата.» – Нам такое ранжирование кажется не вполне уместным. При наличии хорошей зарплаты человек жилищный вопрос решает сам, особенно в сравнительно недорогом Долгопрудном и его окрестностях, и прочие вопросы решает, а при отсутствии хорошей зарплаты он теряет мотивацию мгновенно. Мы естественно подозреваем, что приоритет на закупку оборудования (а также строительство и ремонт) просто приятен любому чиновнику свой коррупционной составляющей.

«Сейчас в течение трех лет после окончания уезжают 5–7% выпускников Физтеха.» – Может быть и так, хотя на самом деле эти цифры никто не считает. Да и не важен сам процент, важно то, что уезжают самые способные на западную аспирантскую стипендию, превышающую зарплату профессора МФТИ, а оставшиеся в основном идут работать менеджерами в офисах.

«У нас есть концепция развития «Университет 3.0», учитывающая, помимо развития науки и образования в одном кластере, инновации как необходимую составляющую. Но пока мы к этому серьезно не приступили.» – Правильно, и не надо приступать. На наш взгляд, сейчас «инновационная деятельность» в основном заключается в наглом пиаре и разводке инвесторов, в основном государственных, с последующим распилом, как мы видели в случае с ООО «Клеточные системы».