«Мы решили противостоять непопулярной университетской администрации…»

Доктор политических наук, профессор Елецкого государственного университета Александр Скиперских рассказывает о своей попытке избраться на должность ректора ЕГУ и последующих событиях.

Elets

Институционализация всероссийского гражданского протеста в полной мере затрагивает и Елец – второй по величине город в Липецкой области. Право на протест, на выражение своей позиции – извечный вопрос русской интеллигенции, часть которой никогда не принимала власть и не становилась перед ней коленопреклонённо. Протест – явление не только столиц. На своём примере мы доказываем, что это явление имеет место и в провинции. Если бы нас всё устраивало, неужели мы бы решились принять на себя столько негатива? Вы ещё представьте, что Елец – маленький провинциальный городок, в котором университет является самым большим бюджетным учреждением. Университет очень сильно вмонтирован в провиницальный политический дискурс и является его значительной частью. В любом случае, наша попытка баллотироваться на должность ректора моментально приковала к себе внимание не только университетского сообщества, но и городскую и региональную власть.

Мы решили противостоять непопулярной университетской администрации исключительно в правовом поле. Собирались подписи в поддержку выдвижения, и скоро весь университет узнал об этом. Впервые в истории ЕГУ им. И.А.Бунина, да и региона, в вузе появились элементы жёсткой политической борьбы. В вузе раздавалась агитация, расклеивались плакаты, которые, правда, моментально уничтожались конкурентами от власти.

Забавно, что некоторые вахтёры умоляли меня не вешать плакаты, ссылаясь на запреты со стороны ректора, хотя они прекрасно понимали, что эти запреты не имеют никакого правового основания. Были выпущены специальные трафареты, наносящиеся на футболки с надписью «Yelets Free University». Носить такую футболку было подтверждением чувства политической моды!

UJXiRhmgHR8

Мы опережали неповоротливую безвкусную университетскую властную машину своей страстностью, постоянным, неуёмным желанием демонстрировать что-то новое. Мы были гораздо свободнее других кандидатов, которые были назначены быть кандидатами. Взять хотя бы элементарные интервью и комментарии ситуации для СМИ.

Важной частью избирательной кампании стало появление регулярных видеообращений и открытие паблика Вконтакте (https://vk.com/freedomegu). Для многих преподавателей вуза именно обращение к данному ресурсу стало единственным способом узнавать университетские новости.

Какую опасность таил в себе данный паблик, может подтверждать один только тот факт, что именно ведение паблика явилось основанием выговора и увольнение впоследствии. Университетская власть, не привыкшая к честной конкуренции, не умеющая делиться ресурсами с коллективом, оказалась совершенно неспособной противостоять гражданской журналистике снизу. Поэтому, университетской властью были выбраны запрещённые приёмы для моей нейтрализации. Я ожидал, что власти будут предпринимать попытку убрать меня из университета – мои достижения и высокие академические показатели никого не волнуют абсолютно. В маленьком, коррумпированном вузе, управляющемся силой, авторитарно, на первое место выходят не академические достижения молодого учёного, его узнаваемость, а, скорее, личная преданность и способность положить голову за вождя! Поэтому козыри университетской власти в Ельце сегодня – подлость и вероломство.

Так и вышло. Мне объявили выговор, а потом, спустя две недели, уволили. Незаконно, вероломно, с абсолютно «левой» формулировкой. В университете и в городе был большой резонанс. Люди прекрасно понимали, что меня уволили из-за страха получить непредсказуемый результат на выборах.

5Nxl1MgqB38

Я обратился в суд. Сначала суд признал незаконным выговор, а затем и само увольнение. Ректорат поступил грамотно в том смысле, что украла у меня время. Тем самым, выборы в университете состоялись и власть передали одному из проректоров.

Сначала суд признал незаконным выговор, а затем и само увольнение. Ректорат поступил грамотно в том смысле, что украла у меня время. Тем самым, выборы в университете состоялись и власть передали одному из проректоров, который, вплоть до настоящего времени, не сделал даже ни одной более или менее резонансной кадровой замены в своём окружении.

Необходимо отметить, что я был и на собеседовании в Министерстве образований и науки РФ. Там заслушивали мою программу и задавали мне вопросы. До этого, ректорат умудрился скрыть от Москвы факт моего выдвижения и даже не отвёз мои документы в Москву. Но я всё равно смог добиться собеседования. Ездил в Москву за свой счёт. Неудивительно, но в нашем авторитарном вузе командировки оплачиваются по принципам, известным только университетской власти. В итоге, чиновникам из Министерства некоторые пункты из моей программы показались слишком смелыми и радикальными, поэтому мне было отказано в допуске моей кандидатуры к выборам.

Если говорить о своих ощущениях и о новых планах, то скажу, что борьба за права преподавателей продолжится и хочется, чтобы в неё включалось больше людей. К сожалению, жизнь в российской провинции сегодня не предоставляет людям какого-либо выразительного меню. Люди держатся за работу, они запуганы и не готовы проявлять себя на ниве гражданского служения. Не готовы выражать себя и официальные университетские профсоюзы, в условиях провинциального вуза сегодня являющиеся абсолютно «мёртвыми» институтами.

Борьба продолжается!

Comments are closed.