Размышления о неожиданном выступлении министра образования

Публикуем (с разрешения автора) текст журналиста Александра Черных о недавней инициативе министра Васильевой по поводу сокращения вузов, которые участвуют в проекте 5топ100.

Коллега Анна Макеева интересно написала в «Ъ» о недавнем образовательном скандале — министр Васильева на публичном круглом столе выступила с настолько неожиданным предложением, что вице-премьеру Голодец пришлось ее довольно жёстко осадить. Говорят даже, что обе высокопоставленные дамы настолько стремительно покинули зал, что ректору ВШЭ Ярославу Кузьминовым пришлось догонять министра Васильеву на улице — и что-то долго объяснять ей прямо возле машины с мигалками. Попробую обьяснить, что произошло.

В одном из «майских указов» 12 года Путин потребовал, чтобы к 2020 году минимум 5 российских вузов вошли в топ-100 мировых рейтингов. Под эту задачу была создана госпрограмма «5-100», на которую за 7 лет дали почти 80 млрд бюджетных рублей. Программа стала стержневой для всей российской высшей школы, к ней сначала присоединились только топовые университеты, потом на золотой поезд успели запрыгнуть и вузы рангом пониже. Все они получали деньги, все их успешно осваивали, всем это очень нравилось.

Проблема была одна, причём очевидная с самого начала — выполнить указ было невозможно. Китайцы, не говоря уж о европейцах, тоже не стояли на месте, а денег и возможностей у них было больше. Окончательно идею добил обвал рубля: для попадания в мировые рейтинги нужно приглашать иностранных преподавателей, закупать научное оборудование и так далее — на все это нужна валюта, а бюджет выделяет рубли. Причём все меньше и меньше, так как вузов в программе «5-100» стало больше.

Короче, уже к началу 15 года абсолютно всем стало очевидно, что в первую сотню мировых рейтингов в 2020 году попадут максимум 1-2 российских вуза. А скорее всего, никто.

Никто и не переживал. Неудачей программу считать нельзя — она действительно дала мощный толчок к развитию российских университетов. Да, часть денег ушла не туда, не тем, что-то наверняка разворовали — но топовые вузы стали заметно лучше. Дух указа был выполнен, теперь надо было думать, как отчитаться по букве.

И здесь российским (и не только) ректорам помогли сами составители рейтингов. В этих компаниях понимали, что мода на образовательные рейтинги быстро пройдёт, если окажется, что пробиться вверх невозможно. Как с российскими президентскими выборами — кому они интересны, раз победитель известен заранее. Но и правила рейтингования нельзя внезапно изменить, иначе к ним не будут серьёзно относиться. Поэтому компаниям надо было сохранить интерес к участию в соревновании, где наверху всегда будут одни и те же Оксфорды, Кембриджи и MIT.

А ведь рейтингование — это серьёзный бизнес. Малоизвестный факт, который лично мне кажется ужасно смешным: некоторые компании-составители за бешеные деньги продают вузам специальные курсы о том, как улучшить свою работу, чтобы подняться повыше в их же рейтинге. Ну вот представьте, что «Наше радио» открывает специальные дорогостоящие курсы для музыкантов и продюсеров — как им играть, чтобы попасть на 8-9 место «Чартовой дюжины». При этом с объяснением, что на 1-7 ВСЕГДА будут Земфира и прочие «Алисы». Представили? Ну вот в образовании именно так все и делается, причём абсолютно легально.

Выход оказался простым — надо больше рейтингов! И за последние 5 лет в мире появилось огромное количество образовательных «чартов». Рейтинг физических университетов, медицинских вузов, рейтинг высшей школы стран БРИКС, рейтинг «университетов, которым нет 50 лет» и так далее. Короче, рынок оказался перегрет настолько, что сейчас только у очень ленивого российского вуза нет на главной странице какого-нибудь значка «три звезды в рейтинге лучших университетских сайтов» (угу, и такой есть).

Печь говорит: «Нужно больше рейтингов!»

Так вот, ректоры вузов из программы «5-100» ещё при Ливанове начали тихо перешёптываться, что, мол, Путин в указе не написал, КАКИЕ ИМЕННО рейтинги нужны… (потому что такого количества чартов и списков в 2012 году не было, хехе). А значит давайте в 2020 году засчитаем попадание в топ-100 КАКОГО-НИБУДЬ рейтинга…

Очень хорошо помню, как это предложение впервые публично прозвучало. Я тогда позвонил за комментарием в аппарат Голодец, где с плохо сковываемым раздражением посоветовали ректорам не хитрить, а сосредоточиться на попадании в 3 главных мировых рейтинга. Не прошло и двух лет, как сама Голодец на совещании с Ливановым и Кузьминовым спокойно согласилась, что выполнением указа будет считаться попадание и в «предметные» рейтинги. Заметим, что это тоже значительное достижение — но, конечно, труба пониже, дым пожиже.

В общем, все расслабились — ведь в рейтинг типа «лучшие физические вузы» кто-то из российских университетов наверняка пробьётся, причём вполне заслуженно. Значит, перед президентом и по телевизору отчитаются о выполнении «майского указа», а в детали вдаваться никто не будет.

Но тут внезапно поменяли министра образования — должность получила Ольга Васильева, объективно далёкая от жизни высшей школы и молчаливых договоренностей о выполнении президентского указа. Она практически сразу заявила о необходимости ревизии средств, выделенных на «5-100», но потом как-то увлеклась едиными учебниками, духовными скрепами и возвращением астрономии. Ректоры выдохнули — до этой недели.

На вполне рядовой конференции Ольга Васильева заявила, что президентский указ так же далёк от выполнения, как российские вузы — от верхушек мировых рейтингов. А значит, из 21 вуза-участника госпрограммы надо выбрать 6 с лучшими показателями, отдать им оставшиеся 30 млрд — и потребовать в 2020 назвать место именно в МИРОВЫХ рейтингах.

Как вы видите, это предложение ломает все сложившиеся договорённости. После этого заявления Ольге Голодец пришлось резко потребовать от министра не обсуждать на публике финансовые вопросы — ну, подробности прочитаете в прекрасном материале Ъ-Макеевой. В итоге высокопоставленные дамы раздраженно разъехались, а ректоры теперь пытаются понять, что это вообще было.

Предложение Васильевой не устраивает вообще никого. Недовольны средние вузы, которых она собралась лишить пусть и небольших, но давно обещанных и распланированных средств. Шести «избранным» университетам, конечно, хотелось бы получить больше денег — но ректоры не дураки и прекрасно понимают, что всего за три года в мировые топ-100 им уже не попасть; на таких условиях деньги в 2017 обернутся отставкой в 2020.

Недовольна, разумеется, и Голодец — у неё-то в списке майских указов напротив «5-100» наверняка давно уже стоит красный плюсик; а тут профильный министр зачем-то говорит публично о его провале. Рискну предположить, что по тем же самым причинам выступление Васильевой не понравилось бы и Путину, если бы он о нем узнал.

Единственное, чего я не понимаю — зачем это самой Васильевой. Если ее возьмут в новый кабинет министров, то в 2020 году провал «5-100» уже не получится списать на неудачи предшественников — слишком много времени пройдёт с отставки Ливанова. Наоборот, в ее интересах отчитаться об успешном выполнении президентского указа и пожинать лавры, воспользовавшись созданной задолго до неё договоренностью.

Дальше я написал по очереди 4 версии, объясняющие причины такого поведения Васильевой — но потом сам их и стёр. Не будем множить догадок, лучше посмотрим, чем все закончится.

Одно можно сказать точно — на этой неделе министр Ольга Васильева продемонстрировала, что «своим человеком» в высшей школе и в правительстве она так и не стала.

Comments are closed.