Заметки о том, как Система функционирует в высшем образовании

Публикуем текст доктора исторических наук Вадима Серова, посвященный проблемам высшей школы на примере родного для Вадима Валентиновича Алтайского университета. Надеемся, что этот текст будет первым в цикле статей, посвященного тому, как жернова Системы перемалывают нас, преподавателей.

Обретению АлтГУ статуса опорного ВУЗа посвящается…

Несколько слов о себе. Доктор исторических наук, до увольнения в августе 2016 г. являлся профессором кафедры востоковедения Алтайского госуниверситета, с которым так или иначе был связан с 1983 г. Уволен в связи с окончанием срока трудового договора без объявления конкурса на замещение занимаемой до того должности (сама должность таинственно и почти бесследно исчезла). Действительной причиной моего увольнения следует считать личную неприязнь декана факультета и бывшего – до перехода на кафедру востоковедения – заведующего кафедрой всеобщей истории (об этой истории Унисол писал на своём сайте в заметке «Моббинг на рабочем месте…»). Не добившись проведения положенного по закону конкурса или хотя бы увольнения по сокращению штатов через суд первой инстанции расстался с этим вузом, твёрдо решив напоминать некоторым его деятелям о том, что они едва ли заслуживают права быть частью корпорации Universitatis более меня, а также о том, это гордое звание АлтГУ уже во многом утратил.

В этом подлунном мире всё, как известно, временно и непрочно. Что суть отношения человека с учреждением, даже если они длятся более тридцати лет? Не более чем рефлексия на основе воспоминаний о некоторых событиях и людях. Тем более что многое за годы забылось, да и университет давно не то, чем был когда-то. Теперь он – уже не «дух свободной воли», как было написано в эпиграфе его многотиражки, а выхлоп от деятельности оборотистых людей, часть Системы, утвердившейся в нашем неустроенном государстве, и сам многоярусная Система в нём. Поэтому речь здесь не обо мне, сиром, со всеми моими реминисценциями и переживаниями, а о том, как объективно работает эта Система.

Итак, заметка первая, или Как отлучают от университета.

Система тщательно отбирает для себя людей. Если имеющийся к началу активной фазы отбора (в вузовском образовании это приблизительно 2011 г.) человеческий коллектив не удовлетворяет её по принятым ею параметрам, то он целенаправленно режется и перекраивается. Тем самым Система формирует функциональную исполнительскую массу, задача которой – безропотно делать то, что прикажут. Одновременно в университете создается своя вертикаль власти – от заведующего кафедрой (низового её звена) до ректора; цель та же – формирование механизма оперативного исполнения задач, спускаемых с самого верха. В результате именно такой напряжённой и многообразной работы в Алтайском госуниверситете (в основном при нынешнем ректоре С.В. Землюкове) за последние пять или шесть лет сложилась внешне весьма эффективная Система, отвечающая «вызовам современности» в сфере высшего образования. Казалось бы, всё замечательно: вуз развивается, повышает свои рейтинги, уверенно стремится стать опорным вузом, и т.д. и т.п. На деле же выдувается огромный пузырь фейковых достижений, который когда-нибудь «схлопнется» или сдуется, и хорошо, если от университета после этого останется хоть что-то полезное стране и обществу. Потому что действительная задача элементов, которые составляют современную вузовскую Систему, заключается в том, чтобы сохраниться в ней как можно дольше. Желательно – осуществляя под прикрытием лозунгов и формальной деятельности личные замыслы.

Выталкивая кого-то из университета, Система не обязательно полагает, что этот кто-то – непременно негодный преподаватель или слабый исследователь. Система изгоняет скверных и недисциплинированных исполнителей. Действует она приблизительно так. Заведующий кафедрой (в моём случае это доктор исторических наук и профессор Чернышов Юрий Георгиевич) предлагает поучаствовать в «делах кафедры», а в действительности – в его собственных псевдонаучных проектах, которые иначе как по принуждению реализованы быть не могут; из того же источника звучат и настойчивые предложения исполнять разнообразные бюрократические фантазии университетского руководства. Отговорки не принимаются, а для упрямцев разрабатывается целая программа, именуемая нынче на западный манер моббингом: самая большая на кафедре и неудобная аудиторная нагрузка, психологическое давление, проработка «правильными» коллегами, подложные обвинения в нарушении трудовой дисциплины. Нередко вся история такого преподавателя заканчивается на кафедральном же уровне: Система разработала и отработала способы избавляться от плохих исполнителей, если они не перевоспитываются, наименее болезненными для себя способами (например, с помощью гениального изобретения в виде применения статьи 77.2 Трудового кодекса РФ). Однако существуют и другие уровни.

Во-первых, факультетский уровень, когда бывший заведующий кафедрой (Ю.Г. Чернышов) объединяет административные усилия с деканом (доктор исторических наук, профессор Евгения Валентиновна Демчик). Роль декана факультета в Системе и во властной вертикали не многим значительнее роли низового звена. Декан тоже заинтересован в подборе качественных исполнителей для себя, и у декана тоже имеются личные мотивы и интересы, прикрываемые «общественной» необходимостью. Поэтому преданный Системе и лично мотивированный декан действует точно так же, как заведующий кафедрой: лишает противного сотрудника возможности продолжить работу под внешне обоснованным предлогом, и тот навсегда исключается из штатного расписания факультета, даже если уже оказался к этому моменту на другой кафедре.

Во-вторых, «правительственный» уровень – проректор по учебной работе, начальник отдела кадров и т.п. Они тоже «в деле», потому что им тоже нужны правильные исполнители на подконтрольной территории, а также союзники на факультетах. Они поддерживают начинание заведующего кафедрой (уже не важно, какого) и декана, утверждая изменения в штатном расписании, трактуя нужным образом нормативные документы и разрабатывая необходимые для конкретного случая локальные акты (ведь описанный случай может быть не единственным, и следует позаботиться о будущем).

Ректор АлтГУ, хоть и часть этого уровня в Системе, в детали данного процесса не вникает, полностью доверяя ведение текущих дел назначенным им работникам. Приблизительно такая же позиция и у высшего уровня Системы – Министерства образования и науки. Оно поддерживает низовые звенья своей Системы: всё, что делается ответственными лицами, признаётся правильным.

В итоге, университет отчуждается от работника в самом непосредственном смысле этого слова. Через суд добиться восстановления не удается (там работает своя Система, хотя и такая же органическая часть Системы общей, что и отдельный университет). Система как будто победила, она торжествует и здравствует. Отлучённому остается напоминать ей и отдельным её элементам о своём существовании разными способами, например, подавая заявки на участие в конкурсах на замещение вакантных должностей профессорско-преподавательского состава.

Но о таком удивительном явлении, как вузовский конкурс, который тоже – часть Системы, – в следующей заметке.

Комментарий к записи “Заметки о том, как Система функционирует в высшем образовании

Добавить комментарий

Ваша электронная почта не будет опубликована. Поля "Имя" и "Электронная почта" — обязательные.

*

code