Истивраз высшего образования, или худшее – враг плохого

mogilev100Публикуем очередную статью из авторской колонки нашего коллеги А.В.Могилева.

В первых строках данной статьи я должен предупредить во избежание недоразумений, что в дальнейшем тексте кое-где встречается ирония и сарказм, поэтому для правильного понимания статьи необходимо включить критическое мышление и чувство юмора.

 Не ищите в своих внутренних лексиконах слово «истивраз», и в Википедии не ищите. «Истивраз» – развитие наоборот. Другое слово, для того, чтобы охарактеризовать происходящее с российскими вузами, да и со школами, подобрать трудно. Дело в том, что нас, образовательную общественность, не покидает ощущение, что образование попало во власть неких слепых стихийных сил, которые бросают наше образование из стороны в сторону как щепку. И неизвестно, куда они ее вынесут. Точнее, уже известно куда, но этого крайне не хотелось бы. Это «куда» — не просто плавная деградация, а полный развал, коллапс образования в считанные месяцы, если плохие и проблемные участки системы образования заменить на еще более худшие.

 Распоряжением Правительства от 29 декабря 2014 г. № 2765-р принята «свеженькая» Концепция ФЦП развития образования на 2016-2020 годы, которая для многих специалистов из сферы образования приглушила вкус оливье и выключило действие шампанского и водки за новогодним столом. Самое интересное, зачем понадобилась эта Концепция на 124 страницы, если буквально только что была принята 262 страничная госпрограмма развития образования на 2013-2020 годы, утвержденная Правительством 15.05.2013 распоряжением №792-р.  И хоть в этих программах в совокупности 384 страницы, мы сейчас их вместе внимательно почитаем, сопоставим и проанализируем. Не только сами программу, но их возможные последствия для такой значимой подсистемы российского общества, каким является образование.

С первых строк с удивлением узнаем, что федеральная целевая программа развития образования является подпрограммой государственной программы развития образования. Впрочем, для математиков такое вполне привычно. Они оперируют, например, такими объектами, как множество всех множеств. А оно, что интересно, содержит само себя в качестве подмножества. Наша бюрократия уже вполне переросла рамки трансцендентности и инфинитности, ее логика стала посильнее математической.

Еще интереснее, что если по государственной программе на развитие образования планируется в 2016-2020 годах потратить 2 трлн.721 млрд руб, то объем финансирования по ФСП развития образования ограничен 88 млрд. руб., т.е. это 3% госпрограммы. 2 порядка разницы – это немного странно. Не правда ли? Куда пойдут средства, оставшиеся от развития образования? На развитие образования, что ли? Это мощно! Но потом оказывается, что данная ФЦП – дополнение к госпрограмме, т.е. эти средства нужно сложить, чтобы понять объемы финансирования развития образования в целом.

Читаем, и оказывается, что ФЦП дезавуирует госпрограмму: в ней часто встречаются фразы о недостатках госпрограммы, упоминания о том, чего в ней нет о том или о сем, что забыли вставить в госпрограмму… ФЦП прямо-таки упирает на «ущербность» госпрограммы. Например, в результате недосмотра в госпрограмме, чуть не был «утрачен важнейший инструмент — проектно-целевой подход, который обеспечивает достижение целей и показателей стратегических документов, определяющих развитие отрасли образования». Ужас! Обычно используется программно-целевой подход, поэтому ни фига из этих программ не получается. А тут вдруг проектно-целевой подход, это круто!

И невдомек авторам текста, что программы-то состоят из проектов, поэтому что проектно-целевой, что программно-целевой методы лежат в их основе – разницы мало… Но проектно-целевой метод объявляется палочкой-выручалочкой, которая обеспечит эффективность реализации новой программы.

На 4й странице встречаем пассаж: «…из-за повышения требований к педагогическим кадрам в связи с принятием профессиональных стандартов и усложнением социокультурной образовательной среды, связанной с динамичным развитием науки и технологий, усиливается потребность в педагогических кадрах, способных решать задачи модернизации на всех уровнях образования. При этом в ближайшей перспективе будет увеличиваться дисбаланс между потребностью сферы образования в указанных педагогических работниках и реальной возможностью их подготовки и привлечения к педагогической деятельности, будет усугубляться проблема нехватки объектов социальной и инфраструктурной направленности для повышения конкурентоспособности российского образования».

Что это было? Не значит ли это, что в программу закладывается расширение и углубление подготовки педагогических работников? Создание новых педагогических вузов и факультетов? Ничего подобного! В концепции прописано лишь повсеместное создание «стажировочных площадок» и «эффективный контракт» с педагогическими работниками, ну, и строительство жилья для педагогов – с помощью этих трех универсальных лекарств предполагается решить все проблемы с педагогическими кадрами.

И еще интересный пассаж: «Отсутствие механизмов и моделей взаимодействия в государственно-частном партнерстве сферы образования, бизнес-сообществах и образовательных организациях не позволит в полной мере решить проблему всеобщей доступности качественного образования.» Захватывающая заявка в начале документа! Похоже, далее будет пролит свет на взаимодействие государственных и частных организаций образования, они буду уравнены в правах. Посмотрим, как это реализовано в документе. Но далее удается найти только два упоминания о государственно-частном партнерстве – что в каждом регионе страны должны быть созданы для него условия в сфере дошкольного образования, и что на его основе происходит взаимодействие с работодателями в области среднего и высшего профессионального образования. Все!

Самих волшебных проектов, которые решат все проблемы образования, в Концепции программы нет, их только предлагается разработать, указаны только самые общие их цели…

Одной из этой целей, и это, по всей видимости, ключевой абзац всего документа, предусматривается:

скорректировать типологию и структуру вузовской сети в целом с оптимизацией количества филиалов вузов в сторону их сокращения (сокращение филиалов до 80 процентов). Будет сокращено общее число вузов (до 40 процентов) при условии увеличения численности студентов, получающих качественное высшее образование с использованием современного лабораторного оборудования в федеральных и национальных исследовательских университетах

Т.е. число вузов будет уменьшено почти пополам (на 40%), а от филиалов вузов останется 1/5 – 20%. Вот это действительно важный момент концепции!

Студентов, похоже «рассуют» по федеральным и национальным исследовательским вузам. Что предполагается делать с сокращаемыми при этом преподавателями в Концепции не указывается. Упоминается, что должна повышаться квалификация преподавательского состава, что будет обновляться кадровый потенциал преподавательского и административного состава (интересно, как это? Что значит «кадровый потенциал»? И как «потенциал» может «обновляться»?). Ну, и «обеспечение внедрения эффективного контракта с руководителями и профессорско-преподавательским составом»… Похоже, эффективность контракта будет достигнута за счет того, что со многими преподавателями контракт просто не будет заключен, после чего они автоматически перестанут быть преподавателями, а зачем после этого беспокоиться о не преподавателях?

В Концепции многократно упоминается некая «новая структура (модель) вуза» в следующих контекстах:

— будет существенным образом обновлена сеть вузов, не вошедших в число федеральных и национальных исследовательских университетов

— формирование новой структуры организаций высшего образования путем выполнения пилотных проектов по разработке и реализации новых моделей вузов и новых образовательных программ, поддержка распространения результатов этих пилотных проектов

— в рамках мероприятия по формированию новой структуры организаций высшего образования путем выполнения пилотных проектов по разработке и реализации новых моделей вузов и новых образовательных программ, поддержки распространения результатов этих пилотных проектов предусматривается: разработка и реализация в системе высшего образования новых моделей вузов (опорных вузов региональных экономических систем, вузов массовой подготовки для социальной сферы и сферы сервиса и вузов прикладного и технического бакалавриата)

— и т.д.

Что отсюда можно понять?

Во-первых, что Министерство, наконец, займется вузами, не вошедшими в число федеральных и национальных исследовательских. Напомним, что таковые (не вошедшие в число федеральных и национальных исследовательских) вовсе не упомянуты в Законе об образовании, их как бы нет, и потому их ждут серьезные потрясения и катаклизмы! Это значит, что таковые вузы подвергнутся глубоким преобразования, после чего от них мало что останется. Грядет «обновление» сети вузов! И заодно развитие образования.

Во-вторых, что автор концепции не знает, что такое «пилотный проект». Не знает, что пилотный проект не разрабатывается, в нем реализуется и апробируется что-то разработанное ранее, например, новая модель.  Но отрадно, что в рамках мероприятия по формированию новой структуры и моделей вузов эти модели сначала  будут разрабатываться, а затем уже реализовываться, а не наоборот, сначала реализовываться, а затем уже разрабатываться. Это следует признать крайне прогрессивным! Впрочем, эта инновационная методология соблюдается не в полной мере.

И в-третьих, вот он, замысел «новой структуры вузов» (он приводится в скобках): из этих «не вошедших» вузов сделают

  • 1)      опорные вузы региональных экономических систем, либо
  • 2)      вузы массовой подготовки для социальной сферы и сферы сервиса и
  • 3)      вузы прикладного и технического бакалавриата (а это уже сфера среднего профессионального образования!).

Т.е. какие-то вузы будут признаны опорными для региональных экономических систем – т.е. будут переданы на финансирование этим экономическим системам, какие-то станут вузами массовой подготовки для социальной сферы, то бишь будут переданы на региональный кошт, остальные отнесут к уровню профессиональных училищ. Вообще, этим вузам «светит» превращение в колледжи с 2-3хлетним «начальным», технологическим образованием. За право готовить бакалавров им еще предстоит побороться, а о магистратуре и аспирантуре речи вообще не идет.

Теперь открывается, как, на что потратят эти 88 млрд. руб., заложенные в Концепцию программы. Их потратят на разработку этой самой «новой структуры», «новых моделей», проведение пилотных проектов и последующее их тиражирование! И выполнят все это в 2016-2018 годах вузы, аффилированные к правительству, Минобрнауки и лично министру.

Впрочем, вузовская общественность спит после выхода такой «забойной» концепции, и спит вполне обоснованно. Она может спать и дальше: программа выполнена не будет, сокращения вузов, заложенной в нее не произойдет. Просто деньги проедят – и все. Как обычно.

Почему можно быть уверенным в таком «благоприятном» исходе?

Очевидно, что программу писал какой-то начинающий, совершенно неопытный и некомпетентный клерк Минобрнауки, а может быть, какой-нибудь МНС или аспирант из НИУ ВШЭ. Он остался безымянным, но нам необходимо его выявить и озвучить его ФИО, страна должна знать своих героев (и Иуд).

Выдают некомпетентность и молодость разработчика несколько моментов: 1) использование канцеляризмов-неологизмов типа «обновление потенциала», «технический бакалавриат» (это словосочетание придумал недавно экономист Ярослав Кузьминов, ректор «вышки», считающий себя крупным специалистом в области образования), «комплексные проекты», «задачи достижения высокого стандарта качества содержания и технологий для всех видов образования» и т.д. 2) абсолютная наивность в отношении того, что можно разработать «новые образовательные программы» (это прерогатива вуза) и 3) что вообще можно разработать «новую структуру» или модель вуза, а потом ее «распространить на все образовательные организации, муниципалитеты и регионы». Вообще-то определить, является ли новой какая-то модель или структура новой можно лишь после того, как она разработана, сравнивая со старыми…Как специалист по образовательным системам, вынужденный уже много лет придумывать вместе с каждым новым аспирантом или соискателем «новую модель» образовательной организации для их диссертаций, утверждаю: жизнеспособных моделей вузов, прошедших апробацию в масштабах нашей планеты, всего 3-4, и придумать новую жизнеспособную модель вуза прямо «на коленке» — еще труднее, чем открыть новый химический элемент.

Другое дело, если жизнеспособность этой модели не требуется. Тогда для творчества – безграничный простор, и новых моделей, действительно, придумать можно много. Но вузы по этим моделям работать не смогут… Но это мелочи.

В концепции ФЦП произошла абсолютная инверсия социальных потребностей, целей реформ, задач исследований и разработок, результирующих моделей и структур. Так, решено создать новую модель и структуру, поэтому требуется их разработать… Неизвестно еще, какие они будут, но абсолютно точно, что новые, а потом их будет необходимо «распространить на все образовательные организации». А цель всего этого? Цель одна: не допустить «стагнационное воздействие на процессы модернизации» со стороны «наиболее проблемных зон системы образования». Т.е. реформы ради реформ в чистом виде. Это как с часовыми поясами и отказом от смены зимне-летнего времени. Вначале отрежем, а потом измерим…

Наконец, полную некомпетентность разработчика выдает простое непонимание социального контекста реализации этой ФЦП. Внедрение новой модели и сокращение вузов согласно программе выпадает на 2019-2020 годы, т.е. сразу ПОСЛЕ ВЫБОРОВ НОВОГО СОСТАВА ГОСДУМЫ И ПРЕЗИДЕНТА. Которые, однозначно, не будут простыми. Вопросы изменений в системе образования, очевидно, попадут в фокус избирательной кампании, особенно в свете того, что знаменитые майские указы президента так и не будут выполнены. Легко предвидеть, что Ливанов, нынешний министр образования, да и Медведев, председатель правительства, скорее всего, уже не будут работать на прежних местах. Поэтому ФЦП будет радикально пересмотрена или просто спрятана с глаз под сукно.

Ее следует рассматривать не более, чем основание официально «проесть» 88 млрд. на упомянутые никому не нужные «исследования и разработки». Мы готовы выполнить общественную экспертизу результатов этих исследований и разработок и будем внимательно отслеживать их ход.

В противоположность упомянутой ФЦП государственная программа развития образования на 2013-2020 годы – благостный и профессионально проработанный документ. Сразу бросается в глаза более высокая квалификация и культуры разработчиков госпрограммы, чем ФЦП. Видимо, ею занимались люди, оставшиеся от министра Фурсенко (а может быть, даже от Филиппова). Чувствуется старая закалка! Социальный характер программы налицо. В качестве целей здесь звучит достижение высоких показателей по качеству образования на основе достаточно объективных измерений в рамках международных исследований качества образования, удовлетворенность населения образовательными услугами, попадание вузов в международные рейтинги. Формирование сети «опорных вузов региональных экономических систем» уже здесь предусмотрено, но в обтекаемых фразах. Здесь, как это было в Фурсенковские времена (иногда они вспоминаются с сожалением!), все мягко, обтекаемо и неконкретно. Что называется, и нашим и вашим.

А низкий уровень ФЦП соответствует общему уровню команды Ливанова, у нее все получается под девизом «только нашим, но не вашим».

Хотелось бы, чтобы вузовская общественность, не занимала безразлично — выжидательную позицию по поводу намечающихся неблагоприятных изменений, а потом, когда уже поздно, не хваталась бы одновременно за голову, сердце и флакон валерьянки. Нам нужно изучать умонастроения и сам ход мысли «архитекторов» нынешних горе-реформ, изучать, анализировать и предупреждать выходящие из-под их пера концепции и проекты до того, как они начнут реализовываться.

Необходимо взять деятельность не только Минобрнауки, но и Правительства под постоянный и критический контроль общественности, поименно и по должностям. Это еще не Российское государство, а всего лишь вполне конкретные чиновники с очень ограниченным мышлением и уровнем образования и культуры. Пора им почувствовать ответственность за свое «творчество».


д.п.н., профессор

А.В.Могилев

Комментариев: 5 к записи “Истивраз высшего образования, или худшее – враг плохого

  1. Lair Kuzia

    Январь 26, 2015 at 4:44пп

    «Необходимо взять деятельность не только Минобрнауки, но и Правительства под постоянный и критический контроль общественности, поименно и по должностям. Это еще не Российское государство» — да это единственное лекарство от подобного — но именно общественного контроля власть вертикальная и гос-я и министерская и вузовская боится больше всего — бабки то уйдут на дело, а не своим — так что проблема эта лишь аспект более опасной темы.

    • Василиса Перфильева

      Январь 26, 2015 at 7:17пп

      Мне, например, ОЧЕНЬ интересно кому и сколько заплатили за «разработку» этой ФЦП. И почему эта хрень (типа «дорожной карты» развития образования = Распоряжения Правительства № 2620-р от 30.12.12.) обычно вылазит в последние 2-3 дня календарного года.

  2. Марина Лордкипанидзе

    Январь 26, 2015 at 10:00пп

    Спит не только вузовская, но и вся общественность.А критически мыслящие личности, да еще и открыто выступающие против произвола и воровства из тех же вузов изгоняются.За примерами далеко ходить не надо.Давно ясно, что «кипучая» деятельность минобровских чиновников, поддерживаемая Правительством,направлена на растаскивание бюджетных средств всех уровней.Все» прожекты» принимаются руководителями вузов » под козырек» за зарплаты, о которых уже почитали.Так что очередная затея с ФЦП на 88 млрд.руб. бюджета вряд ли удивит, тем более, что правоохранители всех видов, как всегда, ничего не увидят..А кто из » спящих » и проснется, то только спросит: «А что делать?»

  3. Alexander Mogilev

    Январь 31, 2015 at 10:01дп

    Мы (профсоюз) не одиноки во Вселенной. Какие-то схожие процессы идут в обществе: http://rusvesna.su/future/1422653780
    Хотя, тут много сказано и написано безграмотных и вредных вещей…

Комментарии закрыты.