Как сделать наше высшее образование средством социального прогресса.

Публикуем статью нашего коллеги к.т.н. Владимира Игоревича Пименова.

За то время, которое прошло с момента моей последней публикации по общим вопросам современного высшего образования, прошло уже более полугода. Срок небольшой, но за это время автор во многом изменил свой взгляд на проблемы высшего образования. Напомню, что моя первая статья на этом сайте называлась «Новые баре и холопы». К сожалению, сейчас я вынужден признаться, что в целом я был тогда НЕ прав. В нашем высшем образовании никаких бар и холопов не существует. Совсем. Существуют рабы и рабовладельцы. Как говорится, «Извините, что я о вас слишком хорошо думал!» И ниже я докажу это моё, на первый взгляд, слишком резкое утверждение.

При проклятом феодализме худо-бедно существовали договорные, хотя и неписанные, отношения между барами и холопами.  Причём крестьяне были объединены в общину, которая в, отличие от нынешних «жёлтых» профсоюзов, всячески помогала своим членам. Например, по поводу барщины или оброка: крестьяне работали в неделю обычно 3 дня на барина и 3 – на себя. А величина оброка зависела от количества собранного урожая, полностью разорять крестьян барин был не заинтересован – ведь новых крестьян он мог только купить за СВОИ ДЕНЬГИ, а не, как сегодня, ректор может нанять преподавателей за государственное финансирование. Конечно, барин мог и высечь розгами холопов, и сослать их в Сибирь, как, например, жестокая Салтычиха. Но вот просто выгнать своих крестьян  из имения без средств к существованию барин не мог, да и не хотел – кто ж тогда будет ему приносить доход? Сейчас такое делается в массовом порядке с несчастным ППС…

Ведь, если стать на позицию руководства любого российского вуза, то преподаватели для него – однозначная статья расходов (в условиях нынешней государственной образовательной политики). А вот более приятное – статьи доходов: студенты и имущество (в основном это недвижимость) вуза. За студента – бюджетника платит государство, а внебюджетники платят по договору, сами за себя. Именно этим  и объясняется такая «трогательная» забота всех чиновников от образования о студентах и, наоборот, просто-таки нечеловеческая жестокость по отношению к ППС. Это и массовые локауты, и низкая зарплата, и запредельная нагрузка в 900 «горловых» часов в год согласно последнему проекту ФГОСВО.

А если дальше идти по методу дедукции: от частного – к общему, то давно пора задаться отнюдь не риторическими вопросами: «Является ли современное высшее образование в России действительно современным, полезным и нужным для общества? Какую роль оно играет в социальных процессах?» Ведь разрушительные «реформы», которые бурно проходили в нашей стране в 1990-е, теперь, к несчастью, перекинулись с экономики на социальную сферу общества: прежде всего на образование и здравоохранение. И до недавнего времени (примерно до 2009 г. – начала поступления в вузы школьников, сдававших ЕГЭ) у нас существовала практически нетронутой система высшего образования, унаследованная от СССР, за небольшими новшествами. Число платных студентов было совсем невелико, учебная нагрузка – по советским нормам, система оплаты труда и управления вузами – тоже. Но всё хорошее когда-нибудь кончается. Конечно, советская система высшего образования отнюдь не была идеальной. Кстати, бесплатной она никогда не была тоже! Ведь все выпускники (кроме отличников) обязаны были отработать после окончания вуза первые  3 года по распределению. Фактически, это было высшее образование   в кредит, но в кредит беспроцентный и безденежный. Были и слишком скучные, заидеологизированные, но строго обязательные дисциплины вроде «марксистско-ленинской философии» и «научного коммунизма». Но зато по остальным предметам давались очень глубокие и нужные знания.

Но, главное, что ВСЕ выпускники советских вузов были гарантированно обеспечены рабочим местом после их окончания – почти несбыточная мечта сегодня. Более того, с недавних пор из уст самых высоких руководителей (кстати, получивших бесплатно самое лучшее в мире образование, да ещё подрабатывавших в студенческие годы дворниками или грузчиками) звучат мнения о том, что, оказывается, все бесплатное – плохо, стипендия – вредна для студентов (!!!), и поэтому, ВСЕ студенты ДОЛЖНЫ ПЛАТИТЬ за своё образование. Конечно, не потом, а за год или семестр вперёд. И без всяких гарантий трудоустройства после окончания вуза. Ну, конечно, «СССР – империя зла».

Поэтому фактически сегодня высшая школа НЕ обеспечивает молодёжь главным – уверенностью, доходом, гарантированным социальным статусом в будущем, и, поэтому никак не может считаться эффективным социальным институтом. А какое уж там воспитание и патриотизм молодёжи! Скорее, наоборот… Но это только главная беда современной высшей школы. Есть ещё одна, внутренняя, но, которая может привести к тому, что в ближайшем будущем высшая школа НЕ сможет даже формально соответствовать социальным стандартам начала XXI  века. Это – глубочайший кризис, даже депрессия в УПРАВЛЕНИИ высшей школой.

Связана она не столько с отсутствием главного – цели получения высшего  образования. Даже человек без работы по специальности после окончания вуза, но с хорошим образованием, будет чувствовать себя неплохо. Ведь у него не будет досады за бесцельно проведённые годы учёбы, а будут глубокие знания и полезные навыки. Но сегодня диплом без знаний  – сплошь и рядом, так как уже во многих вузах преподаватели и вуз в целом просто НЕ в состоянии дать студентам даже формально правильное, соответствующее нынешним очень ограниченным ФГОСам образование, они дают в лучшем случае суррогат образования, в худшем – отупляющие мучительные процедуры. Почему? Да по одной простой причине: государством всячески насаждается простая и разрушительная модель в образовании, суть которой можно свести к простой формуле: «Образование  — это деньги, и ничего лишнего!» Хотя весь мир уверенно идёт к полностью бесплатному высшему образованию. По моему же мнению, образование за деньги – совершенно недопустимо, так как это особенно сильно развращает молодежь, заставляет её вместо усердия к знаниям проявлять усердие прежде всего в зарабатывании денег. И в дальнейшем такой «бизнес-студент», недоучка, но с дипломом, будет только вредить нашей экономике, везде используя деньги как средство решения всех проблем, поощряя всячески коррупцию.

Но нынешнему государству такие «специалисты» даже очень нужны, ведь они совершенно не могут логически и критически мыслить, честно зарабатывать и быть активными гражданами. Таким образом, высшее образование из средства общественного прогресса стало средством общественного РЕГРЕССА. На этом фоне просто смешными кажутся задачи вхождения наших вузов в топ- рейтинги мировых университетов. Никогда они туда не войдут, пока огромные деньги, направляемые государством в МГУ, СПГУ и т.д., не пойдут на повышение заплат и уровня жизни преподавателей. А пока эти деньги, выделяемые т. н. «Национальным исследовательским университетам» идут только на обогащение их управленческой верхушки и совершенно ненужные затраты вроде нового строительства, усиления безопасности, расширения числа факультетов и т.д. А бедные преподаватели получают «эффективные контракты» — фактически сдельную систему оплату труда, да ещё зачастую по рейтинговой системе, с использованием баллов. То есть: ты больше и лучше работай, а зарплата твоя будет зависеть от того, сколько денег «заработает» вуз. Больше заработает – каждый балл будет дороже (но, его оценка непрозрачна), или наоборот. До такой изощрённой системы эксплуатации даже сам Маркс не смог бы додуматься! Но сегодня такая схема совершенно законна. А к ней ещё частенько добавляется и штрафная система, жестоко наказывающая преподавателя за любой проступок. То есть по показателям своей социальной стабильности нынешние преподаватели вузов находятся почти на самом дне относительно других профессий, ведь у них:  квалификация – очень высокая, а вот влияние на работодателя минимально, вкупе с минимумом  гарантий стабильности условий труда и всего трудового процесса.

А вот административная верхушка вузов – просто купается в деньгах, полученных от коммерческой деятельности (в основном это плата за обучение), и выписывает себе миллионные зарплаты, зачастую даже выше, чем у президента РФ. И это возможно, пока администраторы удобно сидят на двух стульях – они и ППС, и менеджеры одновременно. Подобный двойной статус позволяет им полностью монополизировать как управленческо-денежные функции, так и научно-преподавательскую деятельность  — ректор ВСЕГДА ещё и председатель Учёного совета вуза. С этим  пора кончать, ведь это — типичная деспотия, где рабов – большинство, а рабовладельцы умело маскируются под «педагогов» и  «учёных». В советской системе такое было возможно только потому, что все начальники находились под жёстким партийным контролем, так как все они в добровольно-принудительном порядке обязаны были быть коммунистами.

Так с чего же надо начать для исправления подобного несправедливого положения, когда «ППС с сошкой, а начальство с ложкой»? Конечно, же, не со всеобщей политической забастовки. Необходима ясная, простая и вполне законная цель профсоюзного движения в области высшей школы. Это – нормы и условия трудовой деятельности, которых следует добиваться для последовательного включения в: коллективный договор, трудовые контракты, санитарные нормы  и ТК РФ. Вот они:

  • 1) договора с ППС могут быть только бессрочными, назначению на должность предшествует ОТКРЫТОЕ голосование общего собрания ППС вуза;
  • 2)  нагрузка преподавателя не может быть меньше 0,5 ставки, но не выше 1,5 ставки;
  • 3) максимальное число аудиторных занятий в неделю (1 ставка) – 5 пар (10 часов), в месяц – 20 пар (40 часов);
  • 4) администрация вуза (ректор, проректоры, деканы.) НЕ могут заниматься преподавательской деятельностью и быть членами Учёного совета вуза;
  • 5) Учёный совет вуза переизбирается НЕ реже 1 раза в год ТОЛЬКО из числа преподавателей и студентов;
  • 6) полная нагрузка на одну ставку не может быть более 550 академических часов, из них аудиторных – не более 300 часов в год;
  • 7) максимальное число студентов в группе – 20 человек, а  на лекции – 100 (пять групп);
  • 8) максимальное число учебно-методических работ в год – 2, научных – 1, монографий – 0,2;
  • 9) максимальное количество участий в научных мероприятиях (конференциях, симпозиумах, конгрессах): региональных – 3, федеральных – 2, международных – 1;
  • 10) наложение взысканий на ППС,  а также увольнение преподавателей, допускается ТОЛЬКО после утверждения приказа ректора общим собранием ППС и профсоюза, в котором состоит преподаватель;
  • 11) заработная плата ППС в государственных вузах выплачивается ТОЛЬКО из в федерального бюджета на уровне, в 1,5 раза ВЫШЕ средней по региону;
  • 12) сумма всех дополнительные выплат ППС не могут быть менее 25 – 30% от доходов от коммерческой деятельности вуза.

Реализация на практике таких простых и вполне законных 12 пунктов может дать преподавателям вузов не только чёткие гарантии стабильности учебной и научной деятельности, но и резко повысить общий уровень всех видов деятельности вузов. Ведь тогда у ППС появится самое главное – спокойствие за завтрашний день и СВОБОДНОЕ ВРЕМЯ для углублённого занятия наукой, общественной деятельностью, творчеством. Конечно, потребуется и пересмотр государственной политики в области высшей школы: отказ от практики сокращения преподавателей, увеличение финансирования, увеличение ставок и бюджетных мест для студентов. Но главное, всё-таки пока – выдвинуть требования, чтобы поднять большое число преподавателей на активную борьбу за свои права.

И в этом случае наше образование, опять, станет лучшим в мире, а преподаватели  и студенты – самыми образованными и уважаемыми людьми в обществе.

Комментарий к записи “Как сделать наше высшее образование средством социального прогресса.

  1. Чебакова Юлия

    Январь 15, 2015 at 10:59пп

    Спасибо, Владимир, за статью) Я бы только сказала, что Вы не учитываете того психологического состояния, в котором находятся преподаватели, профессия которых максимально обесценена в нашем государстве. Люди не готовы бороться, люди боятся бороться, у людей нет сил, чтобы бороться. Думаю, начинать борьбу стоит не через предъявление новых требований, а через контроль соблюдения тех гарантий, которые по закону положены. Основная беда в том, что все порабощающие условия возникают, к сожалению, с молчаливого согласия большинства. А ведь профсоюз как выборный орган работников выступает как социальный, равный партнер работодателю. Беда в том, что люди не пользуются правами.

Комментарии закрыты.