«Обеспечение подлинной автономии вузов возможно только при условии их освобождения от унизительной зависимости от государственных подачек»

Мы публикуем статью Петра Сафронова, переработанную им из его «Открытого письма»  и которая отражает его взгляды «на текущий момент» о проблемах финансирования современной высшей школы в России и задачах преподавтельского сообщества.

Обеспечение финансовой независимости вузовских преподавателей является, безусловно, важнейшей задачей. Однако принципиально важно, чтобы справедливые требования большего профессионализма и большей ответственности, которые мы обращаем к бюрократии вузов и органов власти, обращались также и к нам самим. Возникающее сейчас единство вузовских преподавателей должно быть основано не только на возмущении непозволительно низкой зарплатой. Вместе с тем мы должны будем продолжать системное осмысление и критику преобразований в образовании даже при условии повышения заработной платы, хотя бы и очень существенного. Эту дискуссию о стратегическом горизонте российского высшего образования следует вести, максимально широко привлекая студентов, аспирантов, работодателей, представителей СМИ и широкой общественности. Преподаватели высшей школы не могут позволит себе отгораживаться от всего спектра проблем в образовательной сфере, ограничиваясь требованием повышения заработной платы, которое само по себе вполне оправданно.

Необходимо, однако, различать вопрос о достойном финансовом обеспечении вузовских преподавателей и вопрос о способах финансирования различных категорий государственных вузов. Второй вопрос является более широким, и формулирование ответа на него поможет продвинуться в понимании принципиальных недостатков всего социально-экономического механизма российских государственных вузов. В российском образовательном сообществе имеется скрытый конфликт между пониманием вуза как организации замкнутой исключительно на свои собственные потребности и пониманием вуза, как организации, ответственной перед обществом в целом и локальными сообществами в частности. Всем нам необходимо задуматься о миссии университета в зависимости от конкретных условий его существования в пространстве и времени. Вопрос о том, зачем нужна высшая школа сейчас не имеет ясного ответа. Задачей Ассоциации высшей школы должна стать серьезная аналитическая и практическая работа по поиску новых стратегий развития высшего образования, не подменяющих порядок бюрократией, право насилием, достоинство круговой порукой.

Возвращаясь к теме финансирования. Я не усматриваю несправедливости в самом факте неравенства зарплаты между разными сотрудниками одного подразделения, если они выполняют разный (!) объем работы. Преподавательский труд очень тяжело оценивать. Разработать систему оценивания преподавательского труда, которая удовлетворяла бы запросы самих преподавателей и при этом была экономически состоятельна в долгосрочной перспективе, сложнее, чем требовать немедленного равенства. Я думаю, что мы, создавая Ассоциацию преподавателей высшей школы, не должны бояться сложных задач. Если мы хотим справедливо оценивать деятельность разных преподавателей, мы должны иметь прозрачные критерии оценки их деятельности. Предлагаемые органами государственной власти и вузовской бюрократией критерии не соответствуют этому условию. Наилучшим критерием для справедливой оценки труда могла бы служить академическая репутация, но в условиях отсутствующего/разреженного сообщества такая идея не работает. Кроме того, фактор академической репутации лишь косвенно применим к оценке собственно преподавательской деятельности.

Ассоциация высшей школы должна взять на себя задачу разработки такого способа оценивания преподавательского труда, который, основываясь на безусловном уважении к вкладу каждого, не приводил бы к бездумному уравниванию. Желательно, чтобы методология оценки и сама её процедура разрабатывалась при участии негосударственного аккредитационного агентства, созданного «снизу» при участии вузовских преподавателей. Экономически невозможно всегда повышать зарплату всем преподавателям, не совершая при этом других действий в отношении вузов. Размер зарплат объективно связан с издержками на осуществление образовательного процесса. Поскольку эти издержки различаются, то различается и величина зарплат. Вузы могут финансировать повышение зарплат из собственных средств. Основным источником денежных поступлений для вузов России в настоящее время является плата за обучение. Соответственно, вузы фактически могут повышать зарплату, либо резко увеличивая плату за обучение, либо, что более вероятно, постоянно увеличивая число студентов, оплачивающих свое обучение. В таком случае рост зарплат будет сопровождаться взрывным ростом дистанционного обучения, к чему большинство российских вузов не готово, или заметным увеличением нагрузки преподавателей, что мы и наблюдаем в данный момент.

Повышение зарплат нужно обсуждать в контексте обеспечения финансовой стабильности вуза из разных источников. Это означает, что вузы и вузовские преподаватели должны сделать осознанный выбор между гипертрофированной зависимостью от государства и полнокровной автономией, основанной на использовании максимально широкого круга источников финансирования включая спонсорскую помощь, инвестиционную деятельность вузов, предоставление экспертно-консультационных услуг преподавателями вузов и так далее. Перечисленное требует разделения функций управления учебно-научной активностью и функций финансового управления в разных подразделениях, связанных партнерскими отношениями, но работающих самостоятельно друг от друга. Есть основания полагать, что в российских условиях функции финансового управления должны быть выведены из прямого контроля ректората и переданы непосредственно в структурные подразделения вузов.

Безусловно, государственное финансирование высшей школы должно быть стабильным и осуществляться на основе хорошо продуманных и прозрачных для академического сообщества критериев. Однако, надо понимать, что падение доли государственных средств в бюджете вузов является общемировой тенденцией. Нужно отдать себе отчет в том, что научно-образовательные коллективы теперь вынуждены предпринимать более активные усилия по привлечению негосударственного финансирования. Те средства, которые смогут привлечь сами преподаватели и ученые, они и контролировать будут с полным основанием правом. Я убежден, что обеспечение подлинной автономии вузов возможно только при условии их освобождения от унизительной зависимости от государственных подачек. Изложенные мной тезисы прошу рассматривать как предложение к дискуссии по программе действий Ассоциации преподавателей высшей школы.

Комментариев: 7 к записи “«Обеспечение подлинной автономии вузов возможно только при условии их освобождения от унизительной зависимости от государственных подачек»

  1. Кудюкин П.М.

    Декабрь 12, 2012 at 11:15дп

    Мне кажется, что сама постановка вопроса о «подачках от государства» — ложна.
    Если мы исходит из того, что высшая школа выполняет важную общественную миссию (о том, в чём именно она состоит, разумеется, необходимо вести серьёзную дискуссию. Я, в частности, очень рекомендовал бы старую, но вполне актуальную брошюру Хосе Ортеги-и-Гассета «Миссия университета» — М.: ИД ГУ-ВШЭ, 2010), то вполне логично требовать, чтобы государство КАК ПРЕДСТАВИТЕЛЬ ОБЩЕСТВА выполнение этой функции финансировало. Это, в свою очередь, ставит вопрос и о необходимости очень серьёзных изменений в самой природе российского государства, его радикальной демократизации и «социализации».
    Негосударственные (небюджетные) формы финансирования возможны как ДОПОЛНЕНИЕ, а не как основной источник жизнеобеспечения университетов.При этом вряд ли возможен механический перенос механизмов, сформировавшихся на протяжении долгого времени в существенно иной институциональной среде. Возьмём те endowment’ы, вполне эффективно функционирующие в США и Великобритании. Такая форма финансирования хороша, среди прочего тем, что капитализирует благодарность выпускников своей alma mater’и. Но складываются-то эндаументы десятилетиями и столетиями, а «пока солнце взойдёт… лошадка с голоду помрёт». В «Эксперте» от 12-18 ноября опубликована интересная статья об эндаументах российских университетов — можно прикинуть, сколько времени понадобится, чтобы у нас они заработали как сколько-нибудь значимый источник финансирования.
    А полагаться на платное предоставление высшего обраования — значит идти и дальше по пагубному пути социального апартеида, по которому и так ведёт нас власть всей своей социальной политикой.

  2. Кузнецов Валерий

    Декабрь 16, 2012 at 9:43пп

    Нельзя не согласиться с Кудюкиным П. М. В том, что основная доля финансирования образования — «святая обязанность государства». Это так же естественно, что финансовое бремя содержания армии целиком лежит на плечах государства. Абсурдно представить ситуацию, когда оборону страны финансирует (или, наоборот, не финансирует) какая то негосударственная организация, или даже другая страна.
    Образование — стратегическая задача государства. Если государство не будет заботиться о вузах, школах и тд, то такое государство скоро исчезнет.
    Призывы «зарабатывать деньги самим» (от кого бы они ни исходили) для вузов уже обернулось катастрофой, когда неспособная к обучению масса «коммерческих» студентов тянет в омут дебилизма и нормальных студентов.
    Многие ректоры настолько буквально восприняли лозунги «новых бизнес-времен», что усиленно заменяют опытных педагогов на бизнесменов. Сейчас не приходится удивляться, если, например, завкафедрой или декан с бизнес-опытом, владеют массажными салонами, магазинами. Плохо здесь то, что когда образовательное учреждение начинает пытаться зарабатывать деньги, то оно перестает быть местом где получают новые знания. В лучшем случае оно становится бизнес-центром, выдающим «быдло-дипломы». Преподаватели, как и студенты здесь не главные действующие лица. Для ректората, завкафедрами, деканами образование является «личным» бизнесом (очень хорошо оплачиваемым). Трудно представить себе «лучший» бизнес — никаких личных рисков. Все, что не «сходится» — компенсирует государство.
    Доценты, профессора и прочий «преподавательский люд» не более чем бесправные наемные работники. Сколько им платить — решает вузовское начальство (главное — доходы «владельцев бизнеса»). Именно поэтому доходы начальственного состава и «крепостных преподов» различаются в десятки раз. А министерство (МОН) сознательно или нет, но фактически отдало вузы «на кормление» прожорливым дельцам от образования.
    На все претензии к таким порядкам преподавателей, в ректорате безаппеляционно отвечают: «не нравится — увольняйтесь, вуз обойдется без вас».

  3. Долженко О.В.

    Декабрь 21, 2012 at 2:41пп

    Уважаемые коллеги! Безусловно, давно пора нам самим, преподавателям, принять самое активное участие в реформировании высшей школы.
    При этом нужно исходить не только из явно неудовлетворительного положения дел в российском образовании , но и предложить свою позитивную программу. Выйти на такую программу не столь просто, как может показаться на первый взгляд.
    Сегодня ни одна страна мира (включая США) не может похвастаться тем, что она располагает действительно современной системой образования, ориентированной на вызовы 21 века.
    Повсеместно протекает процесс сокращения штатных должностей, растет доля совместителей, падает уровень зарплат. Резко снизился интерес к специальностям естественнонаучного цикла…
    По сути, тот кризис, с которым столкнулись страны, является не столько финансово-экономическим, сколько цивилизационным (напомню: цивилизация основывается на отношениях вещей, а культура – людей)…
    Впервые за всю историю университета мы готовим людей к жизни в условиях, о которых сами имеем весьма смутное представление. Знаем же только одно: впредь (и на долгий период) молодым людям придется жить в перманентно-экстремальных условиях. С подобного рода задачей традиционное общество никогда не сталкивалось ранее…
    Высокие темпы перемен, которые невозможно отследить на уровне индивидуального сознания; глобальные проблемы современности; поиск путей, ведущих к устойчивому развитию – все это признаки той новой ситуации, в условиях которой вынуждена функционировать нынешняя система высшего образования и на которую она должна ориентироваться.
    Перед нами – принципиально новая картина мира (в чем-то напоминающая эпоху Возрождения и произошедшее в электронике, которая за последние 50 лет прошла путь от устройств на дискретных элементах к микроэлектронике. Старые методы анализа и проектирования в этих условиях уже не срабатывают: нужен перед к новой системе понятий, новой практике проектирования и т.п. Так что, вовсе не случайно, один из докладов Римского клуба назывался «Микроэлектроника: на радость или горе?»)
    На мой взгляд, сегодня нужно вести речь не столько о развитии (модернизации) традиционной образовательной парадигмы и коммерциализации, сколько о подлинной революции в образовании. С такой постановкой вопроса мы сталкиваемся впервые за последнюю тысячу лет. Отдавая себе в этом отчет, становится вполне понятной обеспокоенность американских университетов судьбами высшего образования. Так, еще в середине 90-х гг. Питер Друкер писал, что через 30 лет университет с крупным кампусом будет выглядеть атавизмом…
    Время единообразной государственной системы образования миновало. Речь нужно вести о переходе к социокультурной модели образования, сочетающей гуманитарное и естественнонаучное знание, основанное на воспитании человека как носителя индивидуальной культуры (условия порождения личностно-значимых смыслов) и определенного типа социальности, ориентированной на целостное знание.
    Уже из сказанного напрашивается вывод о ведущем принципе новой системы образования (регионализ ации: культура воспроизводится в точке), текущим вызовам и перспективам развития качеств человека, способного формулировать стоящие перед ним проблемы как реакцию на индивидуальные вызовы и искать пути их разрешения …
    В связи с этим напрашивается необходимость подготовки аналитического доклада, подготовленного специалистами разных профилей с ведущей ролью гуманитариев, причем, с участием студентов, аспирантов, докторантов….
    Примеров такого рода докладов — немало.
    Для России важно вырваться из плена идеологизированного сознания и порождаемого им антропологической катастрофы.
    Для России существуют свои пределы роста, которые детерминированы, прежде всего, качествами человека, выросшего в полуфеодальной стране и воспитанного в системе традиционно-аккумулятивного образования (а на самом деле обучения).
    При разработке доклада не стоит возлагаться на государства особые надежды. Это — государство — олицетворяет образованщину и потреблятство – главнейшие враги любого образования.
    Это государство всей своей историей доказало свою неспособность вести диалог тс разными группами российского сообщества; свое же высшее предназначение оно видит в собственном благосостоянии.
    Нужны самоорганизация и коллективные усилия, связанные с разработкой модели действительно современного российского образования, которое, в принципе, должно выглядеть по-иному, чем, допустим, в странах Западной Европы. Иными будут и его парадигмальные основы.
    Повторюсь: протесты – протестами, но нужна конструктивная контрпрограмма. Это и есть основная задача современного этапа развития самосознания вузовской общественности.
    Нужна библиотека, способная обеспечить условия для подготовки современного преподавателя.
    Нужны вузы, готовые вступить на тропу экспериментального поиска.
    При этом нужно отдавать себе отчет, что и МГУ, и Вышка – учебные заведения вчерашнего дня. Ничего конструктивно нового они предложить не могут. Чтобы убедиться в этом достаточно напомнить о деятельности РСР или бессмысленных предложениях Кузьминова, которые ведут в тупик…
    Сами!
    Сами!
    И только сами!
    С ориентацией не на РАО, а на профессионалов в области проблем образования.
    Будущее — не за столичными вузами!
    Будущее за региональными университетскими центрами и учебными заведениями, расположенными, порой, в весьма небольших городах, желающих и готовых выжить в новых реалиях мира, вести поиск путей сотрудничества с другими вузами…
    Со своей стороны я готов принять участие в разработке программы деятельности вузовского педагогического сообщества; в подготовке обзорного доклада «Образование России в свете вызовов 21 века».
    С уважением
    О.В.Долженко, проф., докт. филос.наук, канд. физ.-мат.наук

  4. Олег Владимирович Долженко

    Декабрь 21, 2012 at 8:12пп

    Университет в свете вызовов 21 века

  5. Кузнецов Валерий

    Декабрь 23, 2012 at 9:33пп

    Сколько правильных слов. Ничего не скажешь против. Однако нашему образованию вначале нужно попытаться «выжить». И без решения этой задачи невозможно движение вперед.

  6. Олег Владимирович Долженко

    Декабрь 26, 2012 at 10:29дп

    Уважаемый коллега! Хочу обратить Ваше внимание на то, что в настоящее время речь идет о разработке совершенно новой стратегии развития образования, которое само уже понимается совершенно по-новому. Нужно не разносить, а синтезировать поставленные Вами две задачи: выжить можно только развиваясь, а развитие предполагает движение в направлении новых установок. Реанимация образования уже умершего невозможна и бесполезна точно так же, как и построение неолиберальной экономики, от которой нормальные экономисты шарахаются, как от чумы.
    Старые преподавательские кадры задачу разработки новой стратегии решить не могут, а потому на первый план выдвигается старая основная задача университета, которую он решал с момента своего возникновения: подготовка преподавателей. Именно подготовка, а не повышение квалификации… Подготовка, ориентированная на особенности развития науки в современных условиях, которые тоже нуждаются в прояснении.
    Весь круг задач, связанных с переходом к новому образованию, можно решить только в одном случае: их могут решать только те, кто уже живет в реалиях человека 21 века, а не слесаря-ректора, специализированные в области материаловедения и занимающиеся рейдерством… Ректор должен знать свое место в вузе. Это -просвещенный хозяйственник и далеко не лучший профессор…
    Хозяева в вузе — профессора и студенты!

Комментарии закрыты.