Выступление А.В. Андрианова на Заседании Совета при Президенте по науке и образованию или Как один министр академика комментировал

41d4ea0476501b33827a adrianov

Публикуем выступление российского зоолога, академика РАН Андрея  Владимировича АДРИАНОВА на Заседании Совета при Президенте по науке и образованию 23 июня 2014 года, где он единственный из присутствующих заострил внимание на губительности для университетского образования и науки запредельной учебной нагрузки и призвал к ее снижению до 150 аудиторных часов в год для профессоров и доцентов.

 

654321663Публикуем также комментарий к его выступлению министра Д.В.Ливанова, который ни в каких дополнительных  комментариях не нуждается и только подтверждает утверждение недавнего  «Обращения преподавателей высшей школы России» о его профессиональной некомпетентности и верности требования его отставки — http://unisolidarity.ru/?p=2441#disqus_thread

 

 

 

А.АДРИАНОВ: Глубокоуважаемый Владимир Владимирович! Глубокоуважаемые коллеги!

Обсуждая проблему повышения уровня профессиональной подготовки выпускников вузов и соответствия полученных знаний и навыков запросам потенциальных работодателей и потребностям реального сектора экономики, необходимо совершенствовать всю структуру образовательного процесса. Одним из ключевых вопросов здесь является, на мой взгляд, создание для профессорско-преподавательского состава, непосредственно задействованного в образовательном процессе, не только условий для обучения студентов на самой современной материально-технической базе, но и возможностей для преподавателей вузов непосредственно заниматься профильной научной работой.

Современный преподаватель должен заниматься наукой и быть в курсе новейших достижений в своей области, поддерживать научные контакты с профессиональным международным сообществом, а в случае прикладных разработок – взаимодействовать с потребителями научных разработок. Однако хроническая перегрузка учебными часами, особенно в региональных вузах, вынуждает преподавателей с нагрузкой 800–900 часов, а молодых преподавателей с нагрузкой до 1000 часов иногда становиться ретрансляторами, то есть пересказывать учебники и собственно методички.

Им крайне сложно физически полноценно заниматься научными исследованиями, следить за последними достижениями науки, писать и выигрывать гранты, вовлекаться в международные научные проекты, выстраивать сотрудничество с промышленными предприятиями. С такой учебной нагрузкой у них нет времени по-настоящему возиться со своими студентами и аспирантами во внеучебное время, вместе работать в лаборатории на современном уровне. Такое оборудование есть, и очень хорошее, а времени и сил на проведение исследований при нынешней нормативной базе иногда уже не хватает.

Чтобы выполнить нормативную нагрузку, преподаватели порой вынуждены становиться многостаночниками, набирать большое количество разных курсов, иногда не совсем профильных, а это опасно: мы можем получить профанацию вместо университетского образования. Сама суть университетского образования состоит в том, что читающие лекции по различным научным направлениям профессора и доценты сами эту науку и делают, то есть имеют возможность работать в лабораториях вместе со своими студентами и аспирантами и быть реально признанными специалистами в данном научном направлении.

В зарубежных университетах средний уровень нагрузки у профессуры обычно не превышает 300 часов, и подавляющее большинство всех, кто преподаёт, активно занимаются наукой. Если мы реально хотим выйти на уровень ведущих мировых университетов, необходимо ограничить общую педнагрузку преподавателей на уровне 400–450 часов при лекционной нагрузке профессоров и доцентов порядка 150 часов. Это примерно тот уровень нагрузки, который удаётся выдерживать ведущим университетам.

Как снизить реальную нагрузку на университетских преподавателей без увеличения количества ставок на кафедрах, чего университеты всячески пытаются избежать из-за ограниченности финансовых средств и действующих нормативов? Такие механизмы есть, и некоторые из них уже были озвучены, однако сейчас в условиях финансирования и вузов, и научных институтов в виде целевых субсидий на выполнение конкретных госзаданий такие механизмы нуждаются в корректировках и в дальнейшем развитии. Прежде всего это привлечение на позиции профессорско-преподавательского состава совместителей из научных институтов и сферы наукоёмкого производства, реально занимающихся наукой и производством. Это позволяет увеличить количество задействованных в преподавании специалистов и избежать ретрансляторства и многостаночности.

Здесь недостаточно только того, что студенты могут проходить курсовые, дипломные практики на производстве, важны прямые контакты с такими специалистами и в формате лекций, и семинаров, и практических занятий, и летних практик, это контакты с будущими работодателями и с будущими коллегами. Именно от таких специалистов студенты и узнают, что реально их ждёт на производстве, что они должны знать, уметь, а базовые знания по специальности обеспечит им штатный ППС [профессорско-преподавательский состав].

Второе – это привлечение к преподаванию штатных научных сотрудников вузов. В некоторых вузах есть штатные научные сотрудники, в некоторых сейчас активно создаются научные лаборатории. Привлечение таких штатных научных сотрудников, особенно для проведения практических занятий и практик, было бы чрезвычайно полезно. Однако здесь иногда возникают нюансы, связанные с финансированием в виде субсидий, таких штатных научных сотрудников иногда нельзя отправлять на практику со студентами, потому что на это уже тратятся деньги для учебного процесса.

Далее – возможность привлечения к преподаванию постдоков. Этот институт ещё не развит в наших университетах, и мы об этом говорили на одном из заседаний Совета. Как раз в западных университетах постдоки – это не только тягловые лошадки, которые делают науку, но постдоки у ведущих профессоров – это как раз те, на кого в значительной степени возлагается и педагогический процесс. И это тоже может разгрузить штатных преподавателей, перегруженных учебными часами.

Следующее – это привлечение к преподавательской работе аспирантов. В вузах это обязательно, что аспиранты выполняют учебную нагрузку. В академических институтах это часто необязательно. Мы на Дальнем Востоке, в ДВФУ, в Дальневосточном отделении иногда шли на такое, что даже аспиранты в академических институтах должны были выработать какой-то норматив по преподаванию в Дальневосточном федеральном университете, потому что современный исследователь должен уметь хоть в какой-то степени доносить свои знания студентам. И таким образом, мы тоже смогли существенно снизить педнагрузку на преподавателей.

Следующее, о чём уже здесь говорилось, – необходимо совершенствовать систему базовых кафедр и совместных лабораторий, создаваемых вузами и функционирующих на базе научно-исследовательских организаций и промышленных предприятий, увязывая их деятельность не только с возможностью проведения производственных практик для студентов, но и с возможностью проведения там регулярных занятий, в том числе с привлечением специалистов этих предприятий. Причём специалисты формально с вузом не связаны, это не почасовики, не совместители, не штатные сотрудники. Но если базовая кафедра вынесена на предприятие или в какой-то институт, то можно привлечь к работе со студентами достаточно большое количество специалистов этих предприятий или институтов.

Также хотелось бы отметить инициативу Российского научного фонда, с этого года начавшего программу грантового обеспечения, грантовой поддержки создания совместных лабораторий и вузов, научных учреждений и предприятий. Что хотелось бы конкретно предложить? Может быть, всё-таки попытаться пересмотреть соразмерность нагрузки преподавателей университетов с теми современными требованиями, которые мы сейчас к ним предъявляем.

Необходимо в дальнейшем развивать институт совместительства и привлечения сторонних специалистов, в том числе из реального сектора экономики и ведущих научных учреждений, к участию в образовательной деятельности. Необходимо расширить практику привлечения к образовательной деятельности в вузах приглашённых специалистов, в том числе из-за рубежа, на основе краткосрочных и долгосрочных контрактов. Хотелось бы более полно обеспечить нормативную базу и условия для расширения практики организации вузами базовых кафедр, в том числе и на профильных промышленных предприятиях, расширить практику создания совместных лабораторий с вузами, научными учреждениями, производственными предприятиями.

Спасибо».

 

 

Из выступления министра Минобрнауки Д.В.Ливанова:

«Ещё Андрей Владимирович [Адрианов] высказал, видимо, как любой человек, который не знает толком, как работают высшие учебные заведения, несколько предложений.

Могу сказать, что они уже все почти реализованы. У нас сейчас нет никакого нормирования, нагрузки на преподавателей. Мы отмечаем, что это дело самого вуза – распределять нагрузку. И именно там, где преподаватели не ведут никакой научной работы, вузы как раз и нагружают их учебной работой. А там, где преподаватели работают и занимаются наукой, там у них и нагрузки не превышают 300–400 часов в год, как в наших ведущих вузах, поэтому путать причину и следствие, мне кажется, не стоит».

 

Источник: http://www.kremlin.ru/news/45962

 

Комментариев: 3 к записи “Выступление А.В. Андрианова на Заседании Совета при Президенте по науке и образованию или Как один министр академика комментировал

  1. Василиса Перфильева

    Июль 5, 2014 at 9:53дп

    Наш Президент как то процитировал «Где деньги Зин?» Ведущие вузы имеют хорошее оборудование, спецфинансирование, традиционные гранты. Что имеет обычный вуз? Норматив подушевого финансирования. 63 тыс. руб. на студента в год. В этом нормативе 85% должно тратиться на зарплату. Никто никогда столько на зарплату не тратил, достаточно посмотреть финансовые отчеты вузов за последние годы — есть сводный сайт с финпланами и финотчетами вузов. Максимум 60%. То есть, сразу три года назад в норматив было заложено то, что выполнить нельзя. Но даже в этом нормативе заложена зарплата преподавателя в 23 тыс. руб. Считается просто — на одного преподавателя 10 студентов, считается общая сумма на зарплату минус социальный налог. Базовый норматив за три года повысили один раз с 60 до 63 тысяч. Норматив подушевого финансирования приоритетных специальностей (112 тыс. руб.) не повышали ни разу.

    Каким образом вузы должны довести зарплату до 42 тысяч (такая, кажется, заявлена в этом году?). Ну нагрузку они уже до предела повысили — до 900 часов всем. Структуру нагрузки сделали такую, что платят только за работу у доски: никакой проверки домашних заданий, никакого контроля самостоятельной работы студентов, никаких расчетно-графических работ на инженерных (!) специальностях, практику оплачивают преподавателю по минимуму. Дальше что?

    Да, забыла, по структуре нагрузки: можно же ещё НЕ платить за прием экзаменов в сессию! У нас же есть поручение Президента от 22 мая сего года. Теперь же господин Кравцов и Ко будут принимать текущие экзамены (или кто-то поверил, что в стране найдется столько экспертов на производстве, чтобы принимать экзамены у студентов). Из этого поручения торчат уши: даешь егэизацию высшего образования. Сколько денег на зарплате ППС сэкономим!

    Или в стране есть столько грантов, что хватит ДОПОЛНИТЕЛЬНО выплатить по ним в СРЕДНЕМ 20 тысяч каждому преподавателю (плюс социальный налог)??? Или все предприятия кинутся заключать договоры о НИР с вузами?

    Где деньги, Зин?

    И где те вузы, в которых нагрузка 300 часов? Так нагло врать на Совете по образованию и науке…

    • Василиса Перфильева

      Июль 5, 2014 at 12:00пп

      Кстати, каков министр — таковы и замы. Например, господин Повалко считает, что затраты на коммунальные услуги в районах, приравненных к Крайнему Северу, на 30% ниже, чем в Воронеже или Липецке. http://минобрнауки.рф/%D0%B4%D0%BE%D0%BA%D1%83%D0%BC%D0%B5%D0%BD%D1%82%D1%8B/3937/%D1%84%D0%B0%D0%B9%D0%BB/2875/%D0%90%D0%9F-151-04%D0%B2%D0%BD.pdf Вообще-то у нас холодная вода в три раза дороже, отопительный сезон в полтора раза длиннее, бывает два месяца подряд ниже минус 30, зарплаты коммунальщиков в два раза выше, чем в Центральном округе. Но Повалко А.Б. не знаком с Физической географией нашей страны.

  2. Василиса Перфильева

    Июль 10, 2014 at 11:18дп

    Наши бакалавры — последние в списке NYtimes http://www.nytimes.com/2014/06/29/upshot/americans-think-we-have-the-worlds-best-colleges-we-dont.html
    Что-то наши любители рейтингов молчат об этом рейтинге в тряпочку…
    Я думаю, что запредельная учебная нагрузка преподавателя РФ не слабо влияет на уровень наших бакалавриков. И снижение общего количества часов аудиторной работы — тоже.

Комментарии закрыты.