Почему должно было быть написано письмо протеста?

Почему должно было быть написано Открытое письмо несуществующему сообществу преподавателей российской высшей школы? Публикуем статью члена ИГ Ассоциации вузовских преподавателей Константина Морозова.

Приниженность вузовского преподавателя появилась не вчера. Я прекрасно помню, как еще на закате советской действительности в 1989-90 гг. с нами, преподавателями, «через губу» разговаривали девочки из бухгалтерии в Куйбышевском электротехническом институте связи; как точно так же снисходительно-полупрезрительно с преподавателями разговаривали  и в бухгалтерии, и в отделе кадров в Бауманке, где я стал работать с января 1996 г. Правда, не со всеми они так говорили. Стоило появиться какому-нибудь профессору-тяжеловесу, облеченному административными постами, как тон их разговора становился подобострастным, а уж при появлении ректора или проректора они разве что хвостиками не виляли.

Очевидно, что это было проявлением своего рода психологической компенсации со стороны всей этой административной периферии по отношению к преподавателям, которые в отличие от них были кандидатами и докторами, и в отличие от советских времен, наконец-то, стали получать меньше их!

Своего рода долгожданный социальный реванш!

И тогда, и сейчас я уверен, что главными фигурами в высшей школе должны быть преподаватель и студент, а вся административная вертикаль (и периферия) должны работать на них, обслуживать их!

Но в реальности всё обстояло строго наоборот, даже если начальники и произносили похожие слова о важности преподавателей! Они не уважали преподавателей, они эксплуатировали и кормились с них, сделав их своего рода крепостными!

Естественно, что такое неуважение демонстрировали и низы административной периферии! А кто же будет уважать крепостного, пусть и не крестьянина, а доцента или профессора?

И вообще, чему удивляться, если так вообще устроено все наше общество и все государство? Кто всерьез относится к словам Конституции РФ, что народ есть источник власти? Народ есть крепостной, а главными являются те, кто должен служить народу.

Это все знают, но для приличия не говорят!

Позже я даже вывел для себя некую аксиому, что об отношении в данном вузе к преподавателям можно и нужно судить не потому, что говорят ректоры и деканы (судить надо по их делам, а не по правильным, сугубо декларативным словам), а потому, как с преподавателями разговаривают в отделе кадров и в бухгалтерии. Как театр начинается с вешалки, так и вуз начинается с отела кадров и бухгалтерии.

Когда в 2007 г. я пришел работать на полставки в РГГУ, я был поражен, как в главном корпусе со мной вежливо разговаривали в кассе и не менее вежливо — в бухгалтерии и канцелярии. Впрочем, все это вкупе с мизерными (как обычно, зарплатами) и произволом феодалов, т.к. власть имел вовсе не слабый монарх, а отдельные сильные вотчинники, которые царствовали и правили в своих феодах-вотчинах.

Приниженность и зависимость преподавателя в самых различных вузах, где мне пришлось работать за эти 25 лет, была самой различной и многообразной и проявлялась в сотнях примет  и мелочей. И не только в мелочах. Помню, как в 2003 г. вся Бауманка гудела, когда при зарплате доцента — кандидата наук в 6000 руб. в плановый отдел института взяли выпускницу средней школы с окладом в 10 тысяч рублей. Помню, что там же у преподавателей нашей кафедры не было своих столов, а это же время бюрократия вуза так стремительно разрасталась, что им уже не хватало имеющихся помещений! И апофеозом этого стало переоборудование (в главном корпусе на ректорском этаже) мужского туалета (пользовавшегося большой популярностью в силу своего расположения у центральной лестницы!) в очередной из начальственных кабинетов!

Преподавательский люд ворчал, но в присутствии начальственного люда помалкивал и голоса на всякого рода собраниях, где рассказывалось о достижениях вуза – не возвышал.

На нашем факультете гуманитарных дисциплин это болото взорвалось, когда одна из преподавательниц разоблачила декана в махинациях с той частью наших зарплат, которые начислялись за «платников» и иностранных студентов.

На полустихийном собрании преподавателей была выбрана комиссия, куда включили и меня. Довольно быстро, не без помощи нашего факультетского кассира, выяснилось, что половина похищаемых денег отправлялась обратно в бухгалтерию вуза, а сама декан в течение многих лет без конкурса утверждалась на год ректором. Когда следы вывели наверх, появились и проректор по экономике (как говорили, бывший личный шофер ректора) и профсоюзный босс университета. Декана сняли, но она осталась зав. Кафедрой, факт хищений признали, и деньги нам выплатили, но уголовного дела не возбуждали.

Неприятно поразило поведение многих преподавателей и их странная, своего рода извращенная логика. Помню многократные споры с одним из своих коллег — очень достойным человеком, который убеждал меня, что в результате всех этих разоблачений деканом станет ставленник других кафедр и нашей кафедре не поздоровится! И хотя я с этим был согласен, я упорно ему твердил об «этическом императиве» – плевать, что кафедре станет хуже, но с вором наших денег нельзя иметь дело! Она украла! Какие еще могут быть соображения? Такие же споры я вел и с другим коллегой, продолжавшим общаться с лаборантом, который был правой рукой декана и участвовал в этих махинациях с зарплатными деньгами! Он осуждал его и оправдывал одновременно!

На членов комиссии надавили, я написал особое мнение и после того, как и все члены комиссии и все участник общего преподавательского собрания, вопреки  своей вполне верноподданнической позиции, вдруг проголосовали (и приняли) резолюцию на основе моего особого мнения – я понял, что перестал уважать всех этих людей. Через несколько месяцев, когда на собрании, посвященном юбилею нашего факультета проректор по учебной работе, не скрывая своего скептического отношения к бесполезным гуманитариям, вновь, завел свою песню о том, что мы сами должны как-то зарабатывать себе деньги – ему никто не возражал. Но еще хуже, когда новый декан (из отставных полковников-обществоведов) предоставил слово бывшему декану! Мне это показалось плевком в лицо всех преподавателей – ее уличили в воровстве у своих же коллег, не уволили, а теперь она еще и с юбилеем нас будет поздравлять! Я ушел из зала и вскоре уволился.

Невозможно работать с коллегами, которых перестал уважать, чья логика сугубо прагматична, а этика или отсутствует или далека от «общечеловеческой»!

Об этом я вновь вспомнил на днях, когда ряд моих коллег не стали подписывать письмо. Причем тех, кто написал о своих мотивах, были единицы, и, будучи не согласен с их аргументами и логикой, я вполне признаю их право на свою позицию.

Хуже, что многие десятки коллег просто промолчали, что уважения уже не вызывает совсем!

Конечно, Юрий Левитанский прав, когда писал в беспросветном 1983 году:
«Каждый выбирает для себя.
Выбираю тоже - как умею.
Ни к кому претензий не имею.
Каждый выбирает для себя».

Нет, я не имею претензий к коллегам, как отмолчавшимся, так и фактически оправдывающим министра, но и промолчать и не попытаться разобраться с их логикой и аргументами в защиту министра – тоже нельзя.

В их аргументации всё так же нет никакого «этического императива», нет понимания, что человеческое и профессиональное достоинство надо всегда защищать! Нет понимания того, что нельзя спускать хамства, и особенно со стороны министра, походя обвинившего в невысоком профессиональном уровне абсолютное большинство преподавателей!

При этом очевидно, что министр перекладывает ответственность с «больной головы на здоровую»! Как будто и не министерство вместе ректорским корпусом держало два десятилетия преподавателей на мизерных зарплатах! Как будто Ливанов никогда и не слышал о постановления Правительства Российской Федерации от 5 августа 2008 г. № 583 «О введении новых систем оплаты труда работников федеральных бюджетных учреждений и федеральных государственных органов», которое позволило вузовской бюрократии официально сохранять мизерную зарплату, а за счет игры с доплатами прикармливать всякого рода «своих» и подхалимов. Что — ни он, ни власти не знали, что ректоры годами  выплачивают себе из всякого рода карманных фондов огромные премии?

Оно, конечно, из слов министра явно видно, что он слабо ориентируется в реальности! То ли давно стал чиновником, то ли давно не разговаривал с преподавателями об их реальных зарплатах, то ли, как большинство чиновников, быстро заразился вирусом «оторванности от реалий» в своей хрустальной башне. Это напоминает не только часто цитируемые слова Марии-Антуанетты — «если у них нет хлеба, пусть едят пирожные», но и советский анекдот про Брежнева. Когда в целях экономии у водочных «бескозырок» пропали «язычки» и народ, матеря правительство, ковырял в подворотнях эти бывшие «бескозырки» ключами и подвернувшимися под руки железками, эти разговоры о недовольстве дошли и до Брежнева. И вот Леонид Ильич, взяв с банкетного кремлевского стола бутылку водки с винтовым колпачком, долго вертел ее в руках и потом недоуменно воскликнул: «И зачем им здесь какой-то язычок?»

То, что наш президент, премьер-министр и многие министры, да и вообще вся т.н. «элита», оторвались от реальности – давно уже не секрет!

Что хорошего можно ждать от министра, который на полном серьезе оперирует дутыми цифрами «средних зарплат» и понятия не имеет ни о реальных зарплатах, ни о реальном положении дел в вузах, ни о том, что оперировать надо не «средней температурой по больнице», а выводить зарплаты у каждой категории преподавателей отдельно и не допускать «засовывания» в средние цифры зарплат всей вузовской верхушки и всякого рода грантовых выплат?!

Те аргументы в защиту министра, которые я услышал от коллег, сводились к тому, что он по-своему прав, когда говорит о низкой квалификации многих преподавателей, что он и не думал никого обижать, просто у него такая логика «технократическая», наоборот, он первый из министров, сказавший о недопустимости низких зарплат и обвинивший в этом ректоров. Фактически, по этой логике, министр — союзник преподавателей в борьбе с ректорами, и в ряде случаев на его поддержку в этой борьбе можно рассчитывать!

С последним, отчасти, можно и согласиться!

Но есть, на мой взгляд, ключевой вопрос, какой из двух путей правильнее?

Один путь — сделать вид, что хамства с его стороны не было, смотреть на него как полезного человека по разгребанию авгиевых конюшен высшего образования.

Другой — отдавая себе отчет в некой прагматической верности первого пути, признать для своего достоинства невозможным  стерпеть хамство министра!

И мне не нравятся попытки реакцию возмущения и желания защитить профессиональное достоинства преподавательского сообщества, которое чохом измазали грязью – объявить реакцией по принципу «сам дурак!» и сказать, что это недостойно профессионалов. Или «психоаналитическая» попытка объявить такой протест реакцией невзрослого человека на обиду, нанесенную взрослым ребенку.

На мой взгляд, даже при наличии неких прагматических выводов нельзя не замечать и тем более нельзя прощать оскорбления достоинства преподавателей! Это путь в никуда!

Если мы хотим, чтобы разобщенное сообщество осознало свои интересы и начало защищать себя и свои трудовые права, нужно сначала, чтобы оно научилось защищать свое достоинство! Может быть, я скажу ересь, но достоинство не менее важно и не дешевле стоит, чем условия труда или размер зарплаты!

Дилемма проста: или будем уважать себя и не дадим вытирать о нас ноги или преподаватели так и останутся униженными крепостными, подбирающими крошки с барского стола!

Многие пытаются свести смысл этого письма к простой механической реакции на слова Ливанова. Это неверно! Да, конечно, министр сказал хамские слова, и смолчать- это себя не уважать! Об этом пишут многие преподаватели, подписавшие письмо!

Но не только и не столько  в этом дело! Главной задачей письма и задачей Инициативной группы Ассоциации вузовских преподавателей является консолидация разобщенного преподавательского сообщества для защиты своего достоинства и трудовых прав и борьбы против всевластия вузовской и министерской бюрократии.

Большая часть тезисов письма были рождены в спорах группы участников этой ИГ еще весной и летом, а сейчас только внесены изменения в некоторые формулировки!

«Чудовищное административное неуважение» к нижестоящему, вообще характерное для всей российской (и советской, и дореволюционной) бюрократической системы – должно быть изжито и вузах, и в научных учреждениях!

Но оно никогда не будет изжито, если сами преподаватели будут позволять себя не уважать и не будут реагировать даже на прямые оскорбления!

Не в министре дело! Министры приходят и уходят, а наша высшая школа должна остаться и остаться не с униженным преподавателем, раболепно или прагматически  ищущим оправдания любым оскорблениям начальника, а с преподавателем, уважающим себя, умеющим и защищать свое достоинство, и отстаивать нормальные условия труда и добившимся своей борьбой достойной зарплаты и самоуважения.

 

Морозов Константин Николаевич, доктор исторических наук, профессор кафедры гуманитарных дисциплин ФГУ РАНХиГС и профессор кафедры Истории России Нового времени РГГУ.

Статья публикуется впервые.

 

Комментариев: 11 к записи “Почему должно было быть написано письмо протеста?

  1. Кожеурова Наталья

    Ноябрь 27, 2012 at 9:06пп

    Солидарна с Вами, Константин Николаевич! Накипело! В списке подписантов много гуманитариев — философов, историков, то есть людей, способных логически внятно, с минимумом эмоций изложить свою общую позицию по разделам: Что осуждается? Как исправить положение? Зачем нужно что-то исправлять? — на этот последний вопрос Вы уже частично ответили. Думаю, надо срочно объединяться методом «Combat»а — помните, было такое средство борьбы с тараканами? Как можно реально присоединиться к работе Ассоциации, а не сидеть молчком в сторонке?

  2. Палагута Илья Владимирович

    Ноябрь 28, 2012 at 8:08пп

    Вообще-то давно пора выходить на улицы. Как в цивилизованной Европе.

  3. KMorozov

    Декабрь 2, 2012 at 1:30пп

    Вряд ли возможно перепрыгнуть через этапы в развитии преподавательского сообщества. Сначала, оно должно осознать себя и свои интересы, организационно и идейно консолидироваться! До преподавательского сообщества цивилизованной Европы нам пока еще далеко, но другого приемлемого для нас пути -нет!

  4. Елена

    Декабрь 3, 2012 at 11:19пп

    Спасибо Вам большое, Константин Николаевич, за эту статью! Она заставила меня немного по-другому посмотреть на ситуацию с отношением нашего правительства к преподавателям . До этого меня больше волновала моя мизерная зарплата (7500 р. после октябрьского «повышения», старший преподаватель). Сейчас я понимаю, что речь действительно идет о нечто большем, чем просто маленькие зарплаты. Это унижение, оскорбление личного достоинства каждого уважающего себя преподавателя. В последнее время часто думаю о том, что терять мне нечего. Уборщицы получают больше, а напрягаются меньше. Готова к митингу, забастовке и т.д.

  5. Nurgush

    Декабрь 4, 2012 at 10:07пп

    Прошла неделя после публикации письма. Чего удалось добиться? Кто регистрирует поступающие подписи, собирает их «в кучку» и может внятно сказать, что нам всем делать завтра? Послепослезавтра? А 15 декабря? Может, Илья Владимирович знает, как там, в цивилизованной Европе?..

  6. KMorozov

    Декабрь 4, 2012 at 10:08пп

    Спасибо, за добрые слова!

    Коллеги из Казани прислали фотографию объявление на дверях Казанского университета, в котором приглашался дворник на зарплату в 15 тыс. рублей.
    А возьмите ситуацию с больничными, я уже лет 10-ть их не брал, потому что на работе всегда требовали искать себе замену самостоятельно!

  7. KMorozov

    Декабрь 4, 2012 at 10:18пп

    Nurgush.Поступающие подписи, регистрирую я вместе со своей супругой. И отправляем их для добавления в общий список на Полит.ру. Сегодня подписей около восьми сотен и письма продолжают поступать!
    Добиться удалось, одновременно много и мало! То, что пассивные и опасливые вузовские преподаватели откликнулись на это письмо- это уже много! Надеюсь, что часть из них будут готовы продолжить и дальше бороться и протестовать! Не исключаю, что наше письмо подтолкнуло филологов из МГУ к своему нашумевшему письму.
    Что делать завтра и послезавтра- надо хорошенько думать! Неплохую программу-минимум набросал в своей статье Александр Привалов «Программа-минимум».

  8. Nurgush

    Декабрь 5, 2012 at 7:27дп

    Насколько я знаю, Привалов трудится в «Эксперте». Почему бы не публиковать дайджест материалов СМИ по нашей проблематике? Рекомендую, например, организованное Людмилой Рыбиной обсуждение на сайте «Новой газеты»: интересна реакция не-академической аудитории, взгляд со стороны — и народ, надо сказать, бодренько реагирует.
    Что же касается Вас, Константин Николаевич, то огромное (еще раз) спасибо Вам лично и Вашей супруге (женщина, поддерживающая мужчину — Аспазия, Теано, — это прекрасно! Наоборот — тоже неплохо). Но ведь надо же двигаться дальше, а то Госдума нас опередит со своим уваровским законом, до и новогоднее затишье скоро. 15 декабря будем собираться, чтоб посмотреть друг другу в лица?

  9. KMorozov

    Декабрь 5, 2012 at 8:33дп

    Чтобы двигаться дальше, надо понимать, что именно делать!
    У Вас есть конкретные предложения, что нужно делать, чтобы не дать Думе принять этот Закон?
    15-го декабря , мы конечно будем в колонне Образование и наука!
    Приходите!

  10. Nurgush

    Декабрь 5, 2012 at 10:13дп

    Есть конкретные предложения, но нагрузка — по 4, а то и по 5 пар в день, физически не хватает времени. Но в пятницу обещаю все оформить и переслать Вам.

  11. Lubov

    Декабрь 15, 2012 at 4:04пп

    Cпасибо, Константин Николаевич, за грустную и точную характеристику ситуации преподавателя вуза в нашем Отечестве…Но я, увы, уверена, что эта ситуация нужна кому-то на «Олимпе» управления. И вряд ли что-то изменится, если мы, преподаватели, объединимся. Да и объединимя ли? Остается один выход- просто хорошо делать свою работу, которую любишь . Может быть, что-то когда-то и произрастет от наших усилий, как пробивается трава на асфальте…

Комментарии закрыты.