36 часов в неделю с секундомером, или как выхолащивать творческую активность в работе преподавателя

 

В последнее время проблемы режима труда — и без того всегда актуальные для работников, как средней, так и высшей школы — ощутимо обострились!

В данный момент наш профсоюз работников высшей школы «Университетская солидарность» совместно с профсоюзом «Учитель» готовит  Открытое письмо с требованиями и предложениями по вопросу регламентации содержания 36-часовой рабочей недели и режима труда педагогических работников. Коллеги, кому знакома проблема контроля хронометража рабочего времени и кто просто не равнодушен к вопросам российского образования, предлагаем начать обсуждение этой очень важной проблемы на страницах нашего сайта!

 Это обсуждение ,  мы открываем  публикацией статьи нашего коллеги, доцента кафедры клинической психологии РНИМУ им. Н.И. Пирогова, к.пс.н., Ю.В  Чебаковой

 

 

Как наполняется наша 36-часовая рабочая неделя? Каков порядок регламентации процентного соотношения хотя бы основных видов профессиональной деятельности (я буду вести речь о профессиональной деятельности работников высшей школы) – учебной, учебно-методической, научно-исследовательской? Не говоря уже, что, согласно Приказу Минобрнауки России от 27 марта 2006 г. № 69 «Об особенностях режима рабочего времени и времени отдыха педагогических и других работников образовательных учреждений», существует еще творчески-исполнительская, опытно-конструкторская, воспитательная, а для клинических кафедр медицинских образовательных учреждений – консультативная и лечебная работа. И, наконец, каким образом нужно соблюдать дисциплину труда? В чем должен заключаться контроль нашей работы? Где и каким образом мы должны осуществлять внеучебные виды профессиональной деятельности? Последний вопрос является особенно актуальным в связи с негласным требованием руководства ВУЗов все 36 часов рабочей недели находиться на рабочих местах. Пока все спокойно, в ВУЗе не проходят никакие проверки, у коллектива или отдельного сотрудника нет конфликта с локальным руководством, по умолчанию преподаватели присутствуют на территории кафедры только в часы учебной нагрузки и индивидуальных консультаций со студентами и аспирантами, а все остальные виды профессиональной деятельности могут осуществлять вне стен ВУЗа. Кто-то, возможно, удивится и задастся вопросом, разве от коллег из других учебных заведений требуют «отсиживать» часы? Другим же, напротив, знаком подобный своеобразный инструмент давления со стороны руководства в целях закрепления зависимой и подчиненной позиции работника. В силу проблемы недостатка рабочих мест и обеспечения условий труда на территории кафедр, думаю, актуальной для большинства российских ВУЗов, подобное требование приобретает отчетливый преследующий и репрессивный дискурс. Такая история приключилась сейчас со мной и моими коллегами по факультету в медицинском университете им. Н.И. Пирогова. Я бы оставила сейчас в стороне те причины, которые «заточили» нас в период студенческих каникул в непригодных для длительной, творческой, продуктивной работы помещениях кафедр, когда преподаватели с других факультетов используют это время для учебно-методической и научно-исследовательской работы (что, собственно, показал наш личный рейд по соседним кафедрам), не подвергаясь жесткому контроля присутствия со стороны заведующих кафедр, декана и отдела кадров. Скажу лишь, что все началось с создания мной и моими коллегами первичной ячейки профсоюза «Университетская солидарность», с чем более подробно можно познакомиться на нашем профсоюзном сайте http://unisolidarity.ru/. Однако проблема режима труда выходит далеко за рамки любых локальных конфликтов с руководством.

Обратимся к юридическим вопросам, связанным с законодательным регулированием режима труда педагогических работников. Что касается процентного соотношения основных видов профессиональной деятельности, то регламентированы только часы учебной работы – не более 900 часов в год. К слову, в нашем коллективном договоре четко не обозначен конкретный объем учебной нагрузки, хотя он должен  содержать дифференцированные критерии ее установления в зависимости от профиля кафедры, согласно пункту 7.2 уже упоминавшегося Приказа Минобрнауки № 69. Например, наша кафедра готовит небольшую группу специалистов (от 25 до 50-ти человек) по достаточно внушительному перечню дисциплин, что, безусловно, требует сокращения учебной нагрузки и увеличения времени на учебно-методическую работу. Другие виды профессиональной деятельности сотрудников профессорско-преподавательского состава вообще никак не регламентированы локальными нормативными документами ВУЗа, только индивидуальными планами преподавателей, согласованными с заведующими кафедр, согласно пункту 5.8 Правил внутреннего распорядка нашего университета.

Проблема регламентирования рабочего времени заключается в сложностях разграничения понятий «место работы» и «рабочее место». Согласно части первой статьи 57 ТК РФ о содержании трудового договора, внесение в него места работы является обязательным, в отличие от конкретного рабочего места. При этом очевидно, что место работы является скорее структурно-содержательным, а не территориальным понятием. При указании в трудовом договоре рабочего места обязательным является внесение условий труда (дополнение к части первой статьи 57 ТК РФ Федерального закона от 28.12.2013 N 421-ФЗ). В наших персональных трудовых договорах (думаю, как и любых договорах с педагогическими работниками) рабочее место не обозначено. Однако на практике работодатель и отдел кадров не проводят различий между рабочим местом и местом работы и считают себя вправе осуществлять контроль сотрудников на рабочих местах. Даже, если допустить тождество данных понятий, рабочие места должны соответствовать норме площади, санитарно-гигиеническим и температурным нормам (статьи 219 и 223 ТК РФ), что в действительности чаще всего не соблюдается. Но преподаватели обычно не возражают против этого, т.к. имеют относительную свободу передвижений вне рамки учебной работы. В нашем университете и ректор, и руководство нашего факультета, и отдел кадров полагают, что мы должны ежедневно 7 часов 12 минут осуществлять все виды профессиональной деятельности на территории кафедр, апеллируя к трудовому законодательству и локальным нормативным документам ВУЗа.

Но обратимся к этим самым локальным нормативным документам: коллективному договору, Уставу университета и Правилам внутреннего распорядка нашего Университета. Согласно пункту 5.8 Правил внутреннего распорядка, «контроль за соблюдением расписания учебных занятий, за выполнением индивидуальных планов учебно-методической и научно-исследовательской работы осуществляется заведующими кафедрами». Как не трудно заметить, речь идет о выполнении планов, т.е. контроль осуществляется за содержательной стороной трудовой деятельности. И в должностных инструкциях, и в Правилах внутреннего распорядка отсутствует какое-либо указание на то, что декан утверждает графики работы сотрудников профессорско-преподавательского состава и контролирует их напрямую, на чем настаивает ректор нашего университета А.Г. Камкин. Что касается отсылок к трудовому кодексу и требованиям соблюдать трудовую дисциплину (выполнять все виды работ в течение 5 рабочих дней 7 часов 12 минут на территории кафедр), то подобные требования возможно выдвигать только при условии закрепления за работниками рабочих мест с указанием условий охраны труда в индивидуальных трудовых договорах. В наших персональных трудовых договорах рабочие места не зафиксированы, только места работы – кафедры как структурные подразделения, а не помещения. К слову,  наша кафедра клинической психологии, образованная в 2003 году, получила свои помещения (2 шт.) лишь в 2010 году. Так как же возможно было проверять сотрудников в течение 7-ми лет? Ответ простой: проверка заключалась в контроле за выполнением индивидуального плана, отражающем содержательное наполнение трудовых обязанностей. Ведь работа преподавателя – не цеховое производство (хотя в своем открытом письме ректор А.Г. Камкин и сравнивает ее с работой «сталевара, который опоздал на работу и ушел до окончания плавки»), а нахождение в помещении кафедры, не отвечающем элементарным нормам охраны труда (санитарно-гигиеническим, нормам площади, укомплектации необходимым оборудованием), едва ли может отражать качество выполняемой работы. Учебная работа со студентами, действительно требующая нахождения на территории Университета, — это максимум часов 15-16 в неделю, а на таком маленьком факультете, как наш, данная норма должна быть даже ниже, учитывая огромный объем учебно-методической работы. Остальная работа (учебно-методическая и научно-исследовательская) совершенно не обязательно должна быть привязана к территории кафедры, трудовая функция никак не связана с конкретным рабочим местом, которое, ко всему прочему, никак не организовано и не учтено в трудовом договоре. Формально аттестация рабочих мест действительно проходит, но в индивидуальных листах аттестации отсутствует указание конкретного помещения.

Таким образом, юридически контроль работы профессорско-преподавательского состава по графикам и хронометражу всего рабочего времени не предусмотрен, однако, и четкое разрешение выполнять внеучебные виды профессиональной деятельности вне территории кафедр и свободы от дисциплинарных взысканий в связи с отсутствием на работе также нигде не прописано. Конечно, судебная практика показывает, что увольнение сотрудника на основании отсутствия на рабочем месте во внеучебное время незаконно, но как много людей готовы доказывать свое право на свободу творчества в суде? Гораздо проще или подчиниться и потерпеть временное «закручивание гаек», или вовсе найти другую работу, где будут цениться профессиональные качества и создаваться условия для этой свободы творчества.

Именно данное обстоятельство на нашей кафедре приводит к тому, что сотрудники предпочитают уходить на половину ставки, из штата в совместители (на настоящий момент из 17 сотрудников профессорско-преподавательского состава только шестеро в штате, из них трое работают на полную ставку). Понятно, что работа все больше формализуется, возрастает разобщенность коллектива, что отражается и на качестве учебного процесса, снижает его целостность и системность. И, главное, возникает вопрос целесообразности попытки руководства установить хронометраж рабочего времени (даже, если в необозримом будущем каждому сотруднику будет предоставлено прекрасно оборудованное рабочее место, соответствующее всем требованиям) там, где трудовая функция непосредственно с рабочим местом не связана, а локальные нормативные документы ВУЗа регламентируют содержательный, а не присутственный контроль.

Что же мы можем сделать, чтобы изменить ситуацию? Именно такие вопросы могут решать профсоюзы педагогических работников. На уровне конкретных учебных заведений свободный, «скользящий» график внеучебных видов профессиональной деятельности можно внести в коллективный трудовой договор, который перезаключается каждые 3 года (подобный положительный результат недавно был достигнут одной из «первичек» независимого профсоюза «Учитель»).  И конечно же нужны коллективные и солидарные действия школьных учителей и вузовских преподавателей!

 

Доцент кафедры клинической психологии РНИМУ им. Н.И. Пирогова, к.пс.н., Ю.В  Чебакова.

Официальная почта ППО работников РНИМУ им. Н.И. Пирогова unisolidarity.rnimu@gmail.com

Комментариев: 14 к записи “36 часов в неделю с секундомером, или как выхолащивать творческую активность в работе преподавателя

  1. Олег Назаров

    Февраль 5, 2014 at 4:46дп

    Хотелось бы дополнить публикацию доцента кафедры клинической психологии РНИМУ им. Пирогова Ю.В.Чебаковой некоторыми правовыми аспектами.
    Автор публикации задался вопросом: «Где и каким образом мы должны осуществлять внеучебные виды профессиональной деятельности?».
    Ответ на этот вопрос содержится в п.7.3. Положения об особенностях режима рабочего времени и времени отдыха педагогических и других работников образовательных учреждений, утвержденного Приказом Минобрнауки России от 27 марта 2006 года № 69.
    В нем сказано:
    «Режим выполнения преподавателем обязанностей,
    связанных с научно-исследовательской, творческо-исполнительской,
    опытно-конструкторской работой, а также учебно-методической,
    организационно-методической, воспитательной, физкультурной,
    спортивно-оздоровительной деятельностью, регулируется правилами внутреннего трудового распорядка образовательного учреждения, планами
    научно-исследовательских работ, программами, графиками и т.д.
    «Правила внутреннего трудового распорядка образовательного
    учреждения, другие локальные акты могут регулировать выполнение указанной
    работы как непосредственно в образовательном учреждении, так и за его пределами».
    Согласно части шестой статьи 209 ТК РФ, рабочее место – место, где работник должен находиться или куда ему необходимо прибыть в связи с его работой и которое прямо или косвенно находится под контролем работодателя.
    В соответствии со статьей 57 ТК РФ обязательными для включения в трудовой
    договор являются… условия труда на рабочем месте (абзац введен федеральным законом от 28.12.2013 N 421-ФЗ).
    Поскольку Ю.В.Чебаковой утверждается, что рабочее место в трудовых договорах не обозначено, есть основания для применения статьи 57 ТК РФ в другой её части, в которой указано:
    «Трудовой договор должен быть дополнен недостающими сведениями и (или) условиями. При этом недостающие сведения вносятся непосредственно в текст трудового договора, а недостающие условия определяются приложением к трудовому договору либо отдельным соглашением сторон, заключаемым в письменной форме, которые являются неотъемлемой частью трудового договора».
    Относится это и к недостающим сведениям о рабочем месте.
    Если требования закона об обязательном указании в трудовом договоре рабочего места не выполнены, работодатель не вправе требовать нахождения работника все его рабочее время именно на территории кафедры. Тем более что указанным Положением предусмотрена возможность выполнения работ, как непосредственно в образовательном учреждении, так и за его пределами.
    В этой связи утверждение Ю.В.Чебаковой о том, будто нигде не прописано «четкое разрешение выполнять внеучебные виды профессиональной деятельности вне территории кафедр», не соответствует указанному
    Положению.
    Таким образом, требование администрации Университета к преподавателям ежедневно 7 часов 12 минут осуществлять все виды профессиональной деятельности на территории кафедр, является незаконным.
    Ректор РНИМУ им. Н.И.Пирогова А.Г.Камкин в своем открытом письме, опубликованном на сайте Университета по адресу: http://www.rsmu.ru, а
    также на сайте профсоюза «Университетская
    солидарность», по адресу: http://unisolidarity.ru/?p=1763,
    фактически признал выдвинутым незаконное требование быть преподавателям на территории кафедры, угрожал за якобы имеющееся нарушение трудовой дисциплины наложить на преподавателей «строгий выговор» (несуществующее в ТК РФ взыскание), а также увольнением преподавателей «при повторных нарушениях» в «24 часа».
    Усматривается нарушение администрацией конституционных прав целого ряда преподавателей Университета, указанных в этом «Открытом письме».
    Поскольку незаконное требование находиться весь рабочий день на территории кафедры клинической психологии связано с преследованием преподавателей, организованных в профсоюз, администрацией Университета нарушены требования части 1 статьи 30 Конституции РФ. Согласно этой норме каждый имеет право на объединение, включая право создавать профессиональные
    союзы для защиты своих интересов. Свобода деятельности общественных объединений гарантируется. По смыслу этой нормы работодатель обязан обеспечить правомерное взаимодействие с профсоюзом, а не чинить ему в его деятельности незаконные препятствия.
    Преследование именно за профсоюзную деятельность подтверждается и тем, что преподаватели других кафедр, не связанных с первичной организацией профсоюза «Университетская солидарность», администрацией Университета не понуждаются к работе весь рабочий день на территории кафедры.
    Нарушены также часть 2 статьи 7 Конституции РФ, согласно которой в Российской Федерации охраняется труд. Не соответствуют действия администрации и части 2 статьи 37 Конституции РФ, запрещающей
    принудительный труд. Противоправное требование администрации в отношении работы преподавателей полный рабочий день только на территории кафедры, и является побуждением к принудительному труду.
    Поскольку нарушение администрацией трудового законодательства
    связано с профсоюзной деятельностью, уместным в данном случае будет обращение с жалобой на нарушение закона в органы прокуратуры.
    Обусловлено это тем, что в действиях администрации Университета усматриваются признаки преступления, предусмотренного ст.136 УК РФ – дискриминации, то есть нарушения прав в зависимости от принадлежности к общественным объединениям, совершенной лицом с использованием своего служебного положения.
    Согласно статье 21 федерального закона «О прокуратуре Российской Федерации» предметом надзора за исполнением законов является соблюдение Конституции РФ и исполнение законов руководителями некоммерческих
    организаций. На основании статьи 22 этого закона прокурор или его заместитель по основаниям, установленным законом, требует привлечения лиц, нарушивших закон, к установленной законом ответственности.
    Соблюдение прав человека и гражданина руководителями некоммерческих организаций является предметов прокурорского надзора согласно статье 26 указанного закона.
    В соответствии со статьей 27 этого закона, прокурор при осуществлении возложенных на него функций, рассматривает и проверяет жалобы и иные сообщения о нарушении прав и свобод человека и гражданина; принимает меры по предупреждению и пресечению нарушений прав и свобод человека и гражданина, привлечению к ответственности лиц, нарушивших закон. При наличии оснований полагать, что нарушение прав и свобод человека и гражданина имеет характер преступления, прокурор принимает меры к тому, чтобы лица, его совершившие, были подвергнуты уголовному преследованию в соответствии с законом. Прокурор также использует полномочия, предусмотренные статьей 22 этого федерального закона (опротестовывает
    противоречащие закону правовые акты, вносит представление об устранении
    нарушений закона).
    Профсоюзы этими правами не обладают, поэтому и следует в первую очередь обратиться в органы прокуратуры (в данном случае – в Прокуратуру города Москвы). Это уж потом, после констатации прокуратурой после проверки нарушения законодательства о профсоюзах, орган первичной профсоюзной организации вправе требовать привлечения к дисциплинарной ответственности вплоть до увольнения должностных лиц, нарушающих законодательство о профсоюзах (статья 30 федерального закона «О профессиональных союзах, их правах и гарантиях деятельности»).
    Жалоба в прокуратуру может быть коллективной, но обязательно исходить от лиц, права которых нарушены. Обусловлено это тем, что именно у них в ходе прокурорской проверки могут отбираться объяснения при установлении фактических обстоятельств нарушения закона. К жалобе также надо бы
    приложить и распечатку «Открытого письма» ректора с сайта Университета,
    поскольку и в этом документе содержатся сведения, подтверждающие нарушение закона.
    Адвокат
    О.В.Назаров
    E-mail : puts1954@mail.ru

    • Чебакова Юлия

      Февраль 5, 2014 at 12:56пп

      Благодарю за правовые дополнения! Собственно именно об этом я писала, что рабоче место в трудовом договоре не указано, поэтому и проверить присутствие на нем никак не возможно. Однако как раз именно в связи с отсутствием разграничений понятий «место работы» и «рабочее место» (по юридической неграмотности, видимо) подобные прямые указания в правовых документах возможности свободного графика внеучебной работы, как мне кажется, были бы целесообразны. Потому как незаконность требований выводима путем логических умозаключений и сопоставления нескольких документов.. Вы ссылаетесь на Положение, позволяющее выполнять работы как непосредственно в образовательном учреждении, так и за его пределами, что и должно быть отражено в локальных нормативных актах. Однако в наши Правила внутреннего распорядка подобное допущение не внесено. Поэтому мое утверждение об отстутствии прямого разрешения «скользящего» графика вовсе не противоречит указанному Положению. К слову, мы с коллегами недавно получили наши служебные записки, где мы персонально просили ректора о подобном разрешении, с визой «отказать». В свете Ваших комментариев, как я понимаю, это дополнительные доказательства незаконных действий руководства.

      Чебакова Ю.В.

      • Олег Назаров

        Февраль 5, 2014 at 1:10пп

        Рекомендовал бы совершить действия, о которых Вам писал.
        С уважением, О.В.Назаров

        • Чебакова Юлия

          Февраль 5, 2014 at 1:11пп

          Именно этим и занимаемся, благодарим еще раз!

          • Олег Назаров

            Февраль 5, 2014 at 1:15пп

            Да, это дополнительные доказательства.

      • Марина Лордкипанидзе

        Февраль 8, 2014 at 10:47пп

        C «царством страха» ничего не сделать, так как давно известно, что большая часть ППС предпочитает «не высовываться» и «плясать под дудку администрации». Отменить прессинг в виде незаконных графиков, которых нет в трудовом договоре, можно, для начала, через прокуратуру, поскольку это касается всех ППС. Однако я в прокуратуру не очень верю, так как опыт показывает, что прокуроры редко вмешиваются сами, предпочитают отсылать в трудовую инспекцию или в суд. А в суд можно подать на незаконные действия должностных лиц (главы 24, 25 ГПК РФ — я об этом уже писала), чтобы отменить эти графики. Относительно «размазывания» Вашего расписания на 4 дня с 9 утра надо смотреть конкретно: если это учебная нагрузка по расписанию, то это право администрации. Если это опять же отсидка на кафедре по «графику» — то это незаконные действия должностных лиц с нарушением статьи 72 ТК РФ.

        • Чебакова Юлия

          Февраль 8, 2014 at 10:56пп

          Это учебная нагрузка по расписанию, но она совершенно оегко компануется (что сделано для всех других преподавателей). У нас факультет маленький и расписание составляет декан. Завуч нашей кафедры сделал предложения по перекомпановке расписания, но декан возразила со словами, что я у нее «буду ходить на работу каждый день к 9 утра». Не вижу, за что цепляться в правовом аспекте.

          • Марина Лордкипанидзе

            Февраль 9, 2014 at 7:51пп

            Ваш декан опять занимается не своим делом. Учебную нагрузку по всем преподавателям должен формировать зав. кафедрой либо ученый секретарь кафедры с учетом пожеланий преподавателей. Предложения от кафедры передаются в учебный отдел, где составляется расписание с учетом предложений. На кафедре, которой я руководила, никогда сложностей с этим не было. В отношении Вас хождения к 9 утра — просто способ навредить, так как других законных оснований заставить Вас ежедневно быть в университете с 9 утра у администрации нет. По идее должен вмешаться зав. кафедрой против действий декана (в чем сомневаюсь). Правовой основы изменить расписание нет. Но все имеет две стороны медали. Находясь каждый день в университете, Вы сможете быстрее с коллегами по профсоюзу составить необходимые заявления в прокуратуру или суд по уже вышеуказанным основаниям.

          • Чебакова Юлия

            Февраль 9, 2014 at 8:22пп

            Да. она занимается этим по согласованию с Учебным отделом. Когда я была заместителем декана, тоже этим занималась. У нас слишком маленький факультет и слишком много специальных дисциплин, Учебный отдел с этим просто не справляется. В общем-то мы придумали, как выйти из положения, т.к. читаем предметы вместе с коллегой и будем меняться неделю через неделю. Но сам факт))

        • Чебакова Юлия

          Февраль 8, 2014 at 10:57пп

          Соттветственно есть дни, когда у меня всего одна пара. Такого неудобного расписания больше нет ни у одного преподавателя.

  2. Марина Лордкипанидзе

    Февраль 6, 2014 at 12:16дп

    Относительно понятий «место работы» и «рабочее место» могу сообщить, что даже судьи Свердловского облсуда ухитрились в своем кассационном определении отождествить эти понятия. В университете «место работы» — это структурное подразделение (институт, факультет, кафедра), указанное в трудовом договоре. Рабочее место — это аудитория, лаборатория, кабинет и.т.д., которые в трудовом договоре преподавателя не указываются. В Вашем случае требование администрации находиться в течение 7 часов на рабочем месте, не указанном в трудовом договоре, означает нарушение статьи 72 ТК РФ, поскольку изменяются условия трудового договора работодателем без согласия работника. Кстати сказать, понятие «рабочее место» у юристов (статья 209 ТК РФ) отличается от этого понятия у экономистов. Надо посмотреть в Правилах внутреннего трудового распорядка РНИМУ что там написано по поводу рабочего места для работников административных подразделений и для ППС. Не исключено, что нарушение трудового законодательства прописано и в этом нормативном локальном акте.

    • Чебакова Юлия

      Февраль 8, 2014 at 12:41дп

      Благодарю за дополнения. Нет, в Правилах внутреннего распорядка, в коллективном договоре, Уставе — понятие «рабочее место» даже не упоминается. Все тут, конечно, ясно с нарушением закона и внутренних же нормативных локальных актов. Другое дело, что у нас на факультете все, просто абсолютно все принимают этот прессинг, в т.ч. и заведующие кафедрами. Сдают все эти незаконные графики. Просто царство страха и безумия. А, вот, еще новая, совсем свежая тема. Все мое расписание «размазано» на четыре дня с началом в 9.00. А вот это как-то реглламентировано? Очевидно, что специально, но под что может подойти, кроме легко доказуемой дискриминации?

      • Олег Назаров

        Февраль 8, 2014 at 10:17дп

        Статья 102 ТК РФ. Работа в режиме гибкого рабочего времени

        При работе в режиме гибкого рабочего времени начало, окончание
        или общая продолжительность рабочего дня (смены) определяется по соглашению сторон.
        (в ред. Федерального закона от 30.06.2006 N 90-ФЗ)
        Работодатель обеспечивает отработку работником
        суммарного количества рабочих часов в течение соответствующих учетных периодов (рабочего дня, недели, месяца и других).

        • Чебакова Юлия

          Февраль 8, 2014 at 2:56пп

          Но как возможно доказать, что я работаю по этому самому гибкому рабочему времени?

Комментарии закрыты.