Открытое письмо ректора РНИМУ им. Н.И. Пирогова профессора А.Г. Камкина «Университетской солидарности» и СМИ

Публикуем «Открытое письмо ректора РНИМУ им. Н.И. Пирогова профессора А.Г. Камкина членам созданной в Университете ячейки профсоюзной организации «Университетская солидарность», руководству этого профсоюза более высоких уровней и тем или иным СМИ, дававшим комментарии по данному вопросу» , содержащее совершенно недопустимые нападки на наших товарищей и ярко характеризующее личность самого автора — http://www.rsmu.ru/12657.html

5bc2a0db8e

«ГРЯЗНАЯ ПЕНА или ИСТОРИЯ О ТОМ, КАК МОЖНО ЗЛОУПОТРЕБЛЯТЬ ЗАКОНАМИ РФ»

Эта история, которая сначала выглядит весьма скучно, началась задолго до того, как 14 января 2014 года на информационном сайте содействия социальной самоорганизации и рабочему движению появилась информация о том, что преподаватели Российского национального исследовательского медицинского университета им. Н.И. Пирогова официально уведомили свое руководство об учреждении в вузе организации профсоюза «Университетская солидарность». Согласно письму на сайте «Причиной, побудившей сотрудников известного московского вуза, создать новую, независимую профсоюзную структуру, стало большое количество накопившихся в вузе проблем — от непрозрачной системы премирования преподавателей до антисанитарных условий на рабочих местах». Сразу хочу отметить первую ложь создателей – система премирования предельно прозрачна и была утверждена Ученым Советом вуза в 2012 году и дополнена решением Ученого Совета вуза в 2013 году. Вторая ложь заключается в наличии «антисанитарных условий на рабочих местах». Не только здания Университета сертифицированы, но и все учебные помещения, лаборатории и кабинеты также проходят систематическую сертификацию. Все это постоянно проверяют известные структуры.

Далее в письме подчеркивается, что «активные коллективные действия способны привести к положительным результатам. В конце прошлого года здесь вспыхнул коллективный протест студентов, недовольных резким повышением цен за общежитие. В результате ректор вуза Андрей Камкин был вынужден значительно снизить плату за койко-место…». Это третья ложь. Никакого коллективного протеста не было. Было несколько студентов (по-моему, два или три), которые, наряду со студентами других вузов,  дали интервью СМИ по поводу относительно высоких цен, кстати, согласованных в установленном порядке, и, в том числе, с профкомом студентов, после чего утвержденных Ученым Советом вуза (но цен, не самых высоких среди вузов Москвы). Наконец, четвертая ложь авторов, заключается в том, что якобы под давлением «протеста» я был вынужден снизить цены. Я принял решение о снижении цен еще в сентябре, когда этот вопрос вообще не обсуждался ни кем, и это решение было утверждено ректоратом, а после утверждения Ученым Советом реализовано. Так что отнюдь не мифический «коллективный протест» привел к такому результату. Более того, огромному количеству студентов, т.е. всем, кто подал заявления, была выплачена весьма существенная материальная помощь. Об этом как-то или почему-то забыли те, кто в свое время муссировал этот вопрос. Ну а вообще-то, «давление» на меня оказывать бесполезно. В этом убедились уже многие.

Позднее ко мне явился некий мужчина средних лет, представившийся Алексеем Паршуковым, и ни больше, ни меньше как председателем профкома РНИМУ им. Пирогова. Именно так я впервые узнал об этой истории. Он сообщил, что несколько человек с одной из кафедр маленького психолого-социального факультета нашего вуза собрались и открыли профсоюз «Университетская солидарность» и в весьма странной форме потребовал от меня представить ему финансовые документы организации с целью их проверки, и затем потребовал помещения для профсоюза, мебель, оргтехнику и многое другое. Как человек, имеющий медицинское образование, я встречался со многими, скажем так, странными людьми, поэтому в очень мягкой форме сказал ему, что у нашего Университета уже есть коллективный договор с профсоюзом медицинских работников, утвержденный на общеуниверситетской конференции, и я не очень понимаю, зачем нам еще один. После этого гражданин покинул мой кабинет, а я позвонил декану факультета и спросил, кто это у меня был, такой странный. И вот тут началось самое интересное ради чего я, собственно, и решил написать это открытое письмо, что бы центральное руководство этого профсоюза задумалось, кого они регистрируют, а СМИ – кого поддерживают.

Эта история об одной из самых красочных афер, известных мне. В голову не приходило, что до такого можно додуматься. Ситуация оказалась предельно простой и настолько лежащей на поверхности, что даже противно. Как говорит Задорнов, наберите побольше воздуха, или, иначе, говорит он – я не знаю, что сейчас с вами будет. Эта история о том, как благодаря законам РФ можно уйти от выполнения законов РФ.

И так, задолго до 14 января 2014 года, а именно осенью 2012 года в нашем Университете начались известные многим процессы борьбы с взяточниками, никчемными студентами, сотрудниками, которые не хотят работать и т.д. За последние полтора года результаты наших действий очень внушительные, хотя мы их и не очень афишируем. Собственно зачем? Это наше внутреннее дело. Среди других проблем – разумная трудовая дисциплина занимает определенное место. Абсолютно подавляющее большинство сотрудников не только с пониманием относится к реформам в вузе, но и активно поддерживает их. Но, «в семье не без урода». Некоторые сотрудники, особенно те, кто работают по совместительству, и для которых наш Университет отнюдь не дом родной (подчеркиваю еще раз, что это только некоторые, что бы не обидеть всех совместителей, работающих предельно честно и всех штатных сотрудников) решили, что они могут получать зарплату, но ни трудовое законодательство, ни локальные акты Университета к ним не относятся. Они могут позволить себе приходить на работу когда угодно и уходить когда они хотят. На работе провести кое-как группу студентов и сразу уйти по своим делам. То есть вести жизнь «свободных художников». Именно к сотрудникам с такой психологией относятся и наши организаторы профсоюза «Университетская солидарность»  – старший преподаватель кафедры общей психологии и педагогики А.Ю. Паршуков, ассистент кафедры клинической психологии Р.Р. Харисова, доцент кафедры клинической психологии Ю.В. Чебакова и еще несколько человек. Все они, как я отмечал выше, с двух кафедр небольшого факультета. (Хочу отметить параллельно, что эти специалисты, позиционирующие себя как медики, к медикам отношения не имеют). С учетом реформ, проводимых в Университете, в основе которых лежит трудовое законодательство РФ и локальные нормативные акты вуза, декан психолого-социального факультета неоднократно предлагала этой группе сотрудников пересмотреть их взгляды на работу, но все ее увещевания уходили в воздух. Тогда она написала две докладные записки в мой адрес, одну в ноябре 2013 года, а другую в декабре 2013 года с просьбой наложить административные взыскания на ряд сотрудников, в числе которых и упомянутые выше. Учитывая конец года, я перенес разбирательство этого вопроса на январь 2014 года, о чем им, вероятно, и сообщили в конце декабря. Вот тут-то все и началось.

Несколько человек, которые вели жизнь «свободных  художников», решили прикрыть себя законодательно со всех сторон «профсоюзным лидерством». И уже 17 января в пресс-релизе на Официальном сайте Межрегионального профсоюза «Университетская солидарность» появляется информация о репрессиях против профсоюза «Университетская солидарность». Авторы пишут, что «Преподавателей вынуждают выходить из состава профсоюза под угрозой увольнения». А дальше идет то, ради чего все это делалось: «…декан потребовала ввести для всех сотрудников психолого-социального факультета рабский режим работы: всем преподавателям установить индивидуальные графики, согласно которым они обязаны «отсиживать» все 36 часов рабочей недели  в помещениях кафедр…». Вот оказывается в чем дело! 6-и часовой рабочий день или иначе 36-и часовую рабочую неделю, принятую трудовым законодательством РФ для всех вузов страны, собравшиеся в кучку и бездельники, открывшие филиал профсоюза и ставшими, по их понятиям, местными «профсоюзными бонзами», способными диктовать всем и все, называют «рабским режимом работы»! Напоминаю, что при двух выходных днях (суббота и воскресенье) и 36-и часовой рабочей неделе все сотрудники вузов в течение 7 часов 12 минут ежедневного рабочего времени в течение 5 рабочих дней обязаны вести группы студентов, проводить научную, учебно-методическую и административно-хозяйственную работу. Делать все это в рабочее время и на территории кафедры. Но именно это они и не хотят. Как же прикрыться? Очень просто – представить стандартные требования трудовой дисциплины как «жесточайшие репрессии и дискриминацию» за организацию ячейки профсоюза «Университетская солидарность», как это пишут А.Ю. Паршуков и компания уже 17 января в пресс-релизе и 21 января в «Рабкор.ру».

И уже в тот же день газета профсоюза «Солидарность» начинает отстаивать интересы гражданина И. Сирко, «руководившего» профсоюзной организацией медицинских работников РНИМУ им. Н.И. Пирогова, и с позором изгнанного из Университета за аморальное поведение. (Беспринципный человек, 2 года прикрывавший свою никчемность и недееспособность судебными исками к администрации Университета, к Ученому Совету вуза, проиграл все суды и, как последнее средство, примкнул к новоявленному профсоюзу). Проверка деятельности И. Сирко руководством профсоюза медицинских работников показала «наличие в работе Игоря Сирко внушительного количества нарушений», что к чести издательства пишет и газета «Солидарность». Далее газета приводит слова И. Сирко: «Я стал совсем нежелательной персоной…», с которой не хотят общаться члены ректората и члены Ученого Совета вуза, продолжает он. «В результате Ученый Совет направил обращение в вышестоящие профсоюзные инстанции для моего переизбрания и удаления из института» цитирует газета слова И. Сирко. Наконец-то И. Сирко начал понимать, что ему не удалось заморочить голову коллективу и обществу своей «деятельностью». Да и коллектив вуза отторгнул И. Сирко. Многие задают вопрос – когда же будет смена «шутовского председателя». Вполне прогнозируемый результат! (Для справки – по согласованию с руководством профсоюза медицинских работников мы начали осуществлять мероприятия по проведению профсоюзной конференции вуза и  выборам нового состава бюро и нового председателя).

Ну что же, море, очищаясь, часто выбрасывает на берег грязную пену, и эта пена лежит и гниет у края прибоя. Ее не принимает ни море, ни суша. Но куски этой пены смыкаются, и пока идет процесс полного разложения сильно пахнет сероводородом. Это видели и знают все.

Но вернемся к вопросу. «Профсоюз «Университетская солидарность» не намерен оставить безнаказанными нарушения профсоюзных и трудовых прав» пишет А.Ю. Паршуков. Но права сотрудников, выполняющих свою работу, у нас не нарушаются. Ну а А.Ю. Паршукову стоит вспомнить о трудовых обязанностях, но именно этого он и его компания стремятся избежать. Апофеозом действий новоявленной профсоюзной ячейки было письмо в мой адрес от 22 января. С учетом пресс-релиза от 17 января только на основании этого письма всю компанию надо уволить. Приведу выдержки из последнего письма, подписанного все теми же А.Ю. Паршуковым, Р.Р. Харисовой, Ю.В. Чебаковой. Они очень обстоятельно характеризуют ситуацию. Для простоты изложу по пунктам.

  1. «Декан потребовала графики работы (а в случае отсутствия на рабочем месте [А.К.]) с указанием места нахождения и стационарным телефоном организации» (Цитата). Вообще то, это общее требование, определенное трудовым законодательством и п.5.8 Правил внутреннего распорядка, утвержденных приказом ректора от 20.04.2009 года. То есть даже не мной. Это требование выполняется всеми трудовыми коллективами нашей организации, да и всех других тоже. Но именно этого и не хотят упомянутые лица. Они хотят работать столько, сколько они хотят. Представьте себе сталевара, который опоздал на работу и ушел до окончания плавки. Смешно? Нет очень грустно. Этого мы им не дадим – либо будут работать так, как это принято, либо уволим раз и навсегда, даже если они будут числиться членами всех известных профсоюзов и всех партий.
  2. «Мы подвергаемся жесточайшему контролю со стороны декана» (Цитата). Хочу заметить, что в соответствии с должностными инструкциями деканы обязаны осуществлять постоянный контроль всех видов деятельности сотрудников, а также утверждать графики работы сотрудников. Это положение в Университете было всегда и во все времена и касается всех деканов и всех сотрудников. Но авторы письма не хотят подчиняться и прикрываются тем, что на них устроили гонения за организацию профсоюзной ячейки. Этот номер не пройдет.
  3. «Мы подверглись визитам отдела кадров с целью проверки присутствия сотрудников на рабочих местах» (Цитата). На основании п. 6.3 положения об отделе кадров, отдел кадров имеет право осуществлять контроль за деятельностью любого структурного подразделения по соблюдению трудового законодательства, правил внутреннего распорядка и др. в любое время. Эти проверки постоянно проводятся в вузе, но именно это и не устраивает авторов, отсутствие которых в очередной раз на рабочих местах было зафиксировано. Однако объяснительных записок от них не поступило, что является большим нарушением с их стороны.

Ну а дальше подводиться база под то, что все это касается их только за то, что они открыли ячейку профсоюза «Университетская солидарность». Таким образом, любому человеку понятна цель и задачи А.Ю. Паршукова, Р.Р. Харисовой, Ю.В. Чебаковой и им подобных. Прекрасный способ, прикрываясь одними законами РФ уйти от выполнения других законов РФ. Но мы им этого не позволим. Грязная пена будет выброшена океаном нашего Университета. Факты, изложенные самими авторами, а также докладные записки, ранее поступившие в мой адрес, я мог бы уже сейчас использовать как основание для их увольнения за систематическое нарушение трудовой дисциплины. И их роль в создании профсоюзной ячейки здесь совершенно не причем. Мы не дадим бездельникам прикрыться здоровым  профсоюзным движением. Ну а пока, за неоднократные нарушения трудовой дисциплины, они получат строгий выговор. При повторных нарушениях эти лица будут попросту в 24 часа уволены. Декану факультета, которая вскрыла этот гнойник, будет объявлена благодарность.

Я думаю, что пройдет еще очень немного времени, и все мы с удивлением и недоумением будем вспоминать эти события, вспоминать лиц, изгнанных из Университета, думая про себя или в слух – как же так получилось, что мы жили вместе с этой грязной пеной и не отторгли ее сразу же после ее образования.

Комментариев: 9 к записи “Открытое письмо ректора РНИМУ им. Н.И. Пирогова профессора А.Г. Камкина «Университетской солидарности» и СМИ

  1. Василиса Перфильева

    Январь 28, 2014 at 7:19пп

    Что за эпидения такая среди ректоров и директоров школ — заставить педагога сидеть 36 часов в учреждении? Откуда это: «Напоминаю, что при двух выходных днях (суббота и воскресенье) и 36-и часовой рабочей неделе все сотрудники вузов в течение 7 часов 12 минут ежедневного рабочего времени в течение 5 рабочих дней обязаны вести группы студентов, проводить научную, учебно-методическую и административно-хозяйственную работу. Делать все это в рабочее время и НА ТЕРРИТОРИИ КАФЕДРЫ.» ?????

    • Konstantin Morozov

      Январь 28, 2014 at 8:16пп

      У вузовской администрации это очень застарелая болезнь! Причем, к таким требованиям они прибегают когда нужно кого-то наказать! И логика здесь как в старой армейской присказке — «Мне не нужно, чтобы ты работал, мне нужно , чтобы ты устал!»

      • Василиса Перфильева

        Январь 28, 2014 at 10:08пп

        Мне очень не нравятся документы, регламентирующие нагрузку ППС. И те, что действуют сейчас, и тот что сляпали из трёх старых приказов и вот-вот примут (http://regulation.gov.ru/project/8098.html?point=view_project&stage=3&stage_id=4070). Мутно всё именно про ППС. Про учителей и преподавателей СПО все расписано довольно подробно (хотя, видимо, недостаточно, раз обращаются к министру с петицией о запрете 36-часового рабства). А про ППС — всего полстранички, и ничего про изменение нагрузки. Как решать этот вопрос? Если в каждом вузе ППС будут воевать с администрацией, даже коллективно… Устали уже от трудовой инспекции и судов.

        • Konstantin Morozov

          Январь 29, 2014 at 1:20дп

          Пожалуйста, напишите мне по адресу morozov.socialist.memo@gmail.com , чтобы обсудить одно наше планируемое мероприятие, в связи, как Вы хорошо написали с » запретом 36-часового рабства»

  2. Василиса Перфильева

    Январь 28, 2014 at 7:37пп
  3. Олег Назаров

    Январь 29, 2014 at 5:40дп

    Не знаю о деталях якобы противоправного поведения лиц, упомянутых уважаемым А.Г.Камкиным в его «Открытом письме», однако некоторые его утверждения и выводы, у меня, как у юриста, вызывают недоумение.
    Законами нельзя злоупотреблять. Их можно или исполнять, или нарушать. Злоупотреблять можно правомочиями, предоставленными законом. В зависимости от тяжести такого злоупотребления оно может быть или дисциплинарным проступком, или преступлением (ст.285 УК РФ).
    Хотелось бы и большей логики в изложении. Если была в конечном итоге снижена «плата за койко-место» в общежитии, то из этого с неизбежностью следует, что повышена она была безосновательно. А иначе, зачем снижать? В отношении «коллективности протеста». Обращение «двух или трех студентов» уже является коллективным. Что касается «протеста», то это и есть проявление недовольства действиями администрации вуза в интервью СМИ. Именно так действия студентов и должны рассматриваться. Если бы они благодарили за повышение цен, то это было бы «одобрением». Поскольку есть недовольство – протест. Формальная логика. Таким образом, фактически наличие «коллективного протеста» студентов не опровергнуто.
    Его наличие только на словах безосновательно отвергается уважаемым Андреем Глебовичем Камкиным вопреки им же признанным фактическим обстоятельствам.
    Кроме того, в «Открытом письме» не указаны мотивы, по которым снижена «плата за койко-место» (совесть замучила, стало жаль неимущих студентов и т.д.). Пока же из письма видно только то, что снижение «платы за койко-место» находилось в доказанной прямой и непосредственной причинной связи с коллективным протестом студентов. Если отрицать эту связь, то тогда следует признать, что студенты протестовали в то время, когда плата была уже снижена… Нонсенс. Таким образом, не соответствует фактическим обстоятельствам утверждение А.Г.Камкина о том, что является ложью
    утверждение его оппонентов о вынужденном снижении им цен под давлением
    «протеста».
    Как следует из письма А.Г.Камкина, он не проявил желания сотрудничества с
    председателем профкома А.Паршуковым, не решил положительно вопрос о
    предоставлении помещения, мебели, оргтехники… При этом А.Г.Камкиным указано, что «у нашего Университета уже есть коллективный договор с профсоюзом медицинских работников… и я не очень понимаю, зачем нам еще один». В письме не оспаривается надлежащая регистрация профсоюза.
    В этой связи есть необходимость, как представляется, упомянуть о части 1 статьи 16 федерального закона от 12.01.1996 № 10-ФЗ (ред. от 02.07.2013) «О
    профессиональных союзах, их правах и гарантиях деятельности», согласно которой наличие иных представительных органов работников в организации не может использоваться для воспрепятствования деятельности профсоюзов в соответствии с настоящим Федеральным законом. Таким образом, есть один профсоюз, может быть по закону и другой. Согласно части 1 статьи 17 этого закона, для осуществления своей уставной деятельности профсоюзы вправе бесплатно и беспрепятственно получать от работодателей информацию по социально-трудовым вопросам. На основании части 1 статьи 28 этого закона, работодатель предоставляет профсоюзам, действующим в организации, в бесплатное пользование необходимые для их деятельности оборудование, помещения, транспортные средства и средства связи в соответствии с коллективным договором, соглашением. Вести такие переговоры с
    первичной организацией профсоюза и заключать соглашение обязывает работодателя статья 13 указанного федерального закона, если инициатива исходит от первичной профсоюзной организации.
    Таким образом, уважаемый Андрей Глебович не вправе был по закону ссылаться на то, что уже есть один профсоюз медицинских работников для того, чтобы не сотрудничать с новым. Если первичная организация проявит инициативу в ведении коллективных переговоров и заключении соглашения, работодатель не вправе отказать со всеми вытекающими из ст.28 указанного закона последствиями. Даже если руководитель профсоюза показался работодателю «странным».
    Совершенно непонятно, каким образом, по утверждению А.Г.Камкина, в Университете «осенью 2012 года начались известные многим процессы борьбы с взяточниками». Борьба с взяточниками, как известно, является исключительной компетенцией правоохранительных органов (статья 290 УК РФ). Еще более удивительным представляется утверждение А.Г.Камкина о том, что «за последние полтора года результаты наших действий очень внушительные». Прочитал это и предположил, что правоохранителями выявлено и привлечено с помощью администрации Университета к
    уголовной ответственности множество взяточников. Читаю далее. Оказалось, что ошибся. А.Г.Камкин утверждает относительно этих результатов, что они не
    афишируются, поскольку-де «это наше внутренне дело». Получается, взяточники годами укрываются в Университете от уголовной ответственности?! В связи с указанным заявлением ректора есть, как полагаю, основания для доследственной проверки на предмет выявления признаков преступления, предусмотренного статьей 316 УК РФ (заранее не обещанное укрывательство особо тяжких преступлений). Ректору надо было бы по каждому выявленному случаю взяточничества письменно уведомлять об этом следственные органы. Если это не делалось, не исключена уголовная ответственность по ст.316 УК РФ, поскольку ряд частей ст.290 УК РФ предусматривает уголовную
    ответственность за особо тяжкие преступления в виде квалифицированного
    получения взяток.
    Представляются невнятными и претензии ректора Университета к оппонентам – совместителям, которыми якобы нарушается трудовое законодательство. Согласно статье 284 Трудового кодекса РФ, продолжительность рабочего времени при работе по совместительству не должна превышать четырех часов в день. В дни, когда по основному месту работы работник свободен от
    исполнения трудовых обязанностей, он может работать по совместительству полный рабочий день (смену). В течение одного месяца (другого учетного периода) продолжительность рабочего времени при работе по совместительству не должна превышать половины месячной нормы рабочего времени (нормы рабочего времени за другой учетный период), установленной для соответствующей категории работников.
    В этой связи не понятно, на чем основывается ректор Университета, утверждая о том, что «при двух выходных днях (суббота и воскресенье) и 36-и часовой рабочей неделе все сотрудники вузов в течение 7 часов 12 минут ежедневного рабочего времени в течение 5 рабочих дней обязаны вести группы студентов… Делать все это в рабочее время и на территории кафедры». Совместители, как это видно, всего этого делать не должны, как нет оснований их обзывать и собравшимися в кучку «бездельниками». Нельзя при этом не согласиться и с тем, что такой режим для совместителей действительно заслуживает наименования «рабский».
    Непонятна угроза ректора наложить на нарушителей «строгий выговор». Согласно статье 192 Трудового кодекса РФ дисциплинарными взысканиями являются замечание, выговор, увольнение по соответствующим основаниям. Закону дисциплинарное взыскание в виде «строгого выговора» неизвестно. Трудовое законодательство, как это видно, не очень знакомо и декану психолого-социального факультета, обратившегося к ректору с просьбой «наложить административные взыскания». Между тем ректор не
    обладает властью привлечения к административной ответственности, а только к дисциплинарной. Вызывает недоумение и квалификация, как «большого нарушения», и отказа писать объяснительные записки со стороны предполагаемых нарушителей трудовой дисциплины. Согласно статье 193 Трудового кодекса РФ дача письменного объяснения является правом, а не обязанностью работника. Поэтому отказ дать письменные объяснения не может считаться нарушением закона, и тем более «большим». Вызывает недоумение и ссылка ректора на возможность увольнения «за систематическое нарушение трудовой дисциплины». Действующее трудовое законодательство такого основания увольнения не знает (статья 81 Трудового кодекса РФ «Расторжение трудового договора по инициативе работодателя»).
    Наконец, представляются совершенно недопустимыми выражения, которыми изобилует «Открытое письмо» ректора в отношении преподавателей. Связывая свое медицинское образование с мнением о «странности» преподавателя, не имея решения суда о признании его недееспособным, ректор
    публично и безосновательно подверг сомнению психическое здоровье человека,
    назвав его «странным». Совершенно недопустимо называть преподавателей вуза и «собравшимися в кучку бездельниками», «профсоюзными бонзами». Тем более, что претензии к совместителям о рабочем времени являются незаконными. Нельзя ректору вуза называть кого-либо «никчемным
    человеком», «шутовским председателем». Недостойно также сравнивать
    работающих в вузе преподавателей с «грязной пеной», которая будет «выброшена океаном нашего Университета», что его оппоненты являются «гнойником».
    В этой связи хотел бы напомнить о наличии в Кодексе Российской Федерации об
    административных нарушениях статьи 5.61. (Оскорбление), а в Уголовном кодексе РФ статьи 128.1. (Клевета).
    Всегда представлялось, что ректор вуза должен быть интеллигентом высшей пробы по определению. Видимо, ошибся…

  4. Василиса Перфильева

    Январь 29, 2014 at 12:02пп

    Про анти-санитарию в этом университете на сайте «Общественной палаты РФ» http://www.oprf.ru/984/newsitem/23475
    Про цены на общежития там же http://www.oprf.ru/984/newsitem/23475 » Напомним, что РНИМУ им. Пирогова стал лидером по количеству жалоб в Общественную палату на плохие условия проживания и завышение платы за общежитие »
    Странный ректор, однако…Или нет?

    • Олег Назаров

      Январь 29, 2014 at 2:37пп

      Возникает сакраментальный вопрос: если ремонта нет, а плата повышена, то где деньги? Или не может возникнуть и не возникает?

  5. Maria Soukhanova

    Июнь 22, 2014 at 7:58пп

    Независимо от сути конфликта в результате прочтения письма складывается впечатление, что к преподавателям придираются по мелочам, чтобы выжить их из вуза. Ну, придираться так придираться. Автор письма использует аргументацию, достойную разве что упомянутого им с одобрением Задоронова и рассчитанную на малообразованную аудиторию (например, не признает различий между трудом преподавателя и трудом сталевара) и сам малограмотен. Точно ли это писал профессор и ректор?

    «Я принял решение о снижении цен еще в сентябре, когда этот вопрос вообще не обсуждался ни кем» (нужно слитное написание — «никем»)
    «ради чего я, собственно, и решил написать это открытое письмо, что бы центральное руководство этого профсоюза задумалось, кого они регистрируют» (нужно слитное написание — «чтобы»)
    «И так, задолго до 14 января 2014 года, а именно осенью 2012 года…» (нужно слитное написание — «Итак»)
    «Собственно зачем?» (пропущена запятая после вводного слова)
    «Но, «в семье не без урода»» (лишняя запятая после «но»)
    «Некоторые сотрудники, особенно те, кто работают по совместительству,
    и для которых наш Университет отнюдь не дом родной…» (ошибка согласования: правильно «те, которые работают» и дальше без запятой)
    «подчеркиваю еще раз, что это только некоторые, что бы не обидеть всех совместителей, работающих предельно честно и всех штатных сотрудников» (лишний пробел, пропущенная запятая и лишнее «всех», поскольку из контекста следует, что некоторых автор все-таки собирается обидеть; правильно по форме было бы «чтобы не обидеть совместителей, работающих предельно честно, и всех штатных сотрудников»»)
    «Они могут позволить себе приходить на работу когда угодно и уходить когда они хотят» (пропущена запятая перед придаточным, правильная пунктуация —: «уходить, когда они хотят»)
    «6-и часовой рабочий день или иначе 36-и часовую рабочую неделю, принятую трудовым законодательством РФ для всех вузов страны, собравшиеся в кучку и бездельники, открывшие филиал профсоюза и ставшими, по их понятиям, местными «профсоюзными бонзами», способными диктовать всем и все, называют «рабским режимом работы»!» (предложение не согласовано, выправить не берусь)
    «проиграл все суды и, как последнее средство, примкнул к новоявленному профсоюзу» (неверное использование выражения «как последнее средство»; допустимо «и как последнее средство использовал профсоюз», но в этом случае без запятых)
    «Вообще то, это общее требование» (нужно написание через дефис — «вообще-то»)
    «Нет очень грустно» (пропущена запятая после вводного слова)
    «Ну а дальше подводиться база под то, что все это касается их только за то, что они открыли ячейку профсоюза» (пропущена запятая после вводного слова; ошибочное употребление предложной группы при глаголе — нельзя сказать «касается их за то, что»)
    «Прекрасный способ, прикрываясь одними законами РФ уйти от выполнения других законов РФ» (пропущена запятая после деепричастного оборота)
    «И их роль в создании профсоюзной ячейки здесь совершенно не причем» (нужна частица «ни», а не «не»; также нужно раздельное написание — «ни при чем»)

Комментарии закрыты.