ПРОФСОЮЗ В «ЦИТАДЕЛИ НЕОЛИБЕРАЛИЗМА» Почему и зачем возникла первичная организация «Университетской солидарности» в Высшей школе экономики

 

 

Собеседники, узнав про создание первички «Университетской солидарности» в Национальном исследовательском университете «Высшая школа экономики», задают чаще всего два вопроса. Первый: «У вас там одни либералы, откуда же вдруг профсоюз?» Второй: «Вы и так там как сыр в масле катаетесь, и зарплаты высокие, и финансирование на одного студента у вас самое высокое. Зачем профсоюз?» Иногда возникают даже обвинения, де эта проклятая «Вышка» мало того, что все разрушительные реформы в образовании придумала, так ещё и протест против последствий собственных идей хочет возглавить. Но это уже курьёз.

На первый вопрос ответить проще. К чести руководства Высшей школы экономики, оно отбирает сотрудников по принципу профессионализма, а не идеологических ориентаций. Поэтому люди, у которых слово «профсоюз» не вызывает идиосинкразии, которые рассматривают такую форму самоорганизации как законный способ защиты своих прав и интересов, в НИУ ВШЭ есть.

Сложнее со вторым. Наш университет действительно добился особого положения (скорее неформального, чем закреплённого какими-то нормативными правовыми актами – это отличает нас от МГУ и СПбГУ) среди российских вузов. Вместе ещё с несколькими университетами «Вышка» вошла в программу «5-100-2020» (добиться к 2020 г. вхождения пяти российских университетов в top100 международных рейтингов) и получила в её рамках дополнительное финансирование. Но это совсем не означает, что сотрудники живут «без заботы и хлопот». Напротив, они умножаются. «Нет мира под оливами».

Недавно в общеуниверситетской рассылке стихийно вспыхнула дискуссия об условиях жизни и работы в университете. Началась она с довольно случайного повода – вопроса о технических трудностях размещения информации о публикациях на персональных страницах сотрудников, но почти сразу перешла к более глобальным вопросам.

И первый из них – растущая бюрократизация. Всё больше времени приходится тратить на выполнение разнообразных формальностей и заполнение многочисленных отчётов. А так как в сутках по-прежнему 24 часа, то время отнимается от исследовательской работы, от подготовки новых и совершенствования уже читаемых курсов. Разросшийся же административный персонал, всё громче скрежеща своими шестерёнками, работает всё медленнее и хуже.

Вторая проблема – ужесточение формальных требований к преподавателям. Это касается прежде всего публикационной активности, прричём требования далеко не во всём оправданы и построены на формальных (где опубликована работа), а не содержательных (каково её качества) критериях. Проявляется нарастающее у нашей бюрократии, «ведающей» образование и науку, рейтингобесие. Некоторые виды публикаций, в том числе вполне полноценных, не учитываются вообще. В связи с этим начинается понижение должностного статуса тех преподавателей, которые не удовлетворяют новым критериям – например, перевод из доцентов в старшие преподаватели. Или – как вариант – увеличение учебной нагрузки на 25 % по сравнению с «полноценным» преподавателем. Каково качество преподавания – вопрос второстепенный (за одним важным исключением – если студенты проголосовали за присвоение звания «лучший преподаватель», это даёт определённый бонус). Факт, что преподаватель загоняется в ситуацию, когда он впредь просто физически не сможет заниматься исследовательской работой и готовить публикации, никого, видимо, не интересует.

Резко упала прозрачность конкурсной процедуры. По положению о конкурсах преподаватель имеет право лично присутствовать на заседании кадровой комиссии факультета. По факту чаще всего его вообще не извещают о её заседании и в лучшем случае (не всегда!) сообщают о вынесенной ей рекомендации. То есть даже обжаловать решение, которое считаешь несправедливым или необоснованным, не получится.

Не миновала «Вышку» и общая для российских вузов тенденция к выдавливанию совместителей. Здесь, правда, она приобрела довольно своеобразную форму перевода внешних совместителей на гражданско-правовые договоры (ГПД), что является издевательством над здравым смыслом и трудовым правом. Строго говоря, если человек, которого взяли вести занятия в помещениях, предоставленных работодателем, по расписанию, предложенному работодателем, с оплатой, более-менее соответствующей оплате по соответствующей должности, обратится в суд, тот с почти 100-процентной вероятностью признает ГПД договором трудовым в соответствии с частью 4 статья 11 Трудового кодекса РФ. Вопрос лишь в том, решится ли на это совместитель, если вероятнее всего такой добытый немалыми усилиями трудовой договор не будет продлён на следующий срок?

Очевидно начинает раздражать особое положение преподавателей-иностранцев. По программе «5-100-2020» к 2020 г. число преподавателей с иностранными степенями PhD (как российских граждан, так и иностранцев) должно составить не менее 1/3 ППС. Поскольку здесь начинается конкуренция за работников на международном рынке интеллектуального труда, естественно, что преподаватели-иностранцы (и в меньшей степени «условные иностранцы», PhD-россияне) имеют существенно меньшую нагрузку при более высокой оплате. Это бросает вызов традиционному профсоюзному требованию «равной оплаты за равный труд», но вместе с тем даёт профсоюзу основание требовать его выполнения, призывать нас всех «сделать немцами», почти по известному анекдоту петровских времён.

Наконец, немало проблем существует с условиями труда – тесные и душные аудитории, не всегда удобное для преподавателей и студентов расписание, хотя с последним в вышке, пожалуй, проблем меньше, чем в других вузах – вроде бы у нас нет таких ужасающих «окон».

И, естественно, для преподавателей НИУ ВШЭ совсем не безразличны общие проблемы российского образования, прежде всего высшего.

Так что почва для профсоюзной организации есть, её требования вырабатываются, у неё есть перспектива. Почти по Б.Окуджаве:

Она ещё очень неспетая.

Она зелена, как трава.

Но слышится музыка светлая

И строго ложатся слова.

Павел Кудюкин,

председатель ППО «Университетской солидарности» в НИУ ВШЭ

Сопредседатель ЦС Профсоюза

Comments are closed.