О ситуации в РГГУ

Публикуем ряд материалов, посвященных описанию и анализу ситуации в РГГУ: заявление первички «Университетской солидарности», отчет о проведении «коммуникативной площадки» с руководством РГГУ в апреле 2013 года и ряд аналитических записок: о годичных контрактах, об эндаументе, об учебной нагрузке.

О ситуации в РГГУ

Заявление первичной организации

«Университетской солидарности»

 

Действующая в РГГУ первичная организация Межрегионального профсоюза «Университетская солидарность» выражает свою глубокую обеспокоенность судьбой нашего университета. С ноября 2012 года, когда стало известно о том, что по итогам мониторинга Минобрнауки РГГУ попал в категорию «неэффективных» вузов, все его сотрудники испытывают тревогу за свое профессиональное будущее. Сегодня всем стало очевидно, что программа оптимизации РГГУ, над которой работала межведомственная комиссия в декабре 2012 года, создала почву для конфликта интересов между ректором РГГУ Е.И. Пивоваром и руководством Минобрнауки. Ставя превыше всего свои профессиональные обязанности, преподаватели нашего университета предпочли бы оставаться в неведении относительно этого конфликта, если бы он не наносил ущерба исполнению этих обязанностей. Но сегодня все мы вынуждены страдать от странных решений, которые поочередно принимают ректор и Министерство.

К числу решений ректора, вызывающих у нас особое недоумение и беспокойство, мы относим его намерение перевести всех сотрудников университета на работу по годичному контракту, а также обращенный к ним призыв сдавать деньги в Фонд управления целевым капиталом (эндаумент). Понятно, что обе эти меры продиктованы тяжелым финансовым положением университета, на улучшение которого не приходиться рассчитывать в ближайшее время ввиду вышеназванного конфликта. Но насколько оправданы эти меры? На наш взгляд, они только наносят вред репутации университета.  Годичный контракт чрезвычайно затрудняет возможность планирования и реализации долгосрочных исследовательских проектов наших преподавателей. Их неуверенность в завтрашнем дне неизбежно скажется на уровне квалификационных работ студентов и аспирантов, над которыми они осуществляют свое научное руководство. И, наконец, этот контракт подрывает сам дух университета, лишает нас чувства принадлежности к нему и унижает наше профессиональное достоинство. Тем более вопиющей выглядит ситуация с эндаументом – когда у малоимущих преподавателей, к тому же фактически переводимых в разряд поденщиков, руководство просит деньги на развитие университета. Моральная ущербность такой просьбы настолько очевидна, что не нуждается в каких-либо комментариях.

Теперь о министерстве. Оно напомнило о своих претензиях к РГГУ в ходе майских праздников, когда стало известно, что ряд его факультетов был лишен возможности набирать учащихся на бюджетные места. Самая возмутительная ситуация сложилась с философским факультетом, на котором был аннулирован прием на бюджетный бакалавриат. С тех пор научная и преподавательская общественность всей страны громко негодует. Открытые письма в защиту философского факультета подписывают зарубежные ученые. Однако Минобрнауки не интересует мнение общественности. Продолжая ссылаться на прошлогодний рейтинг эффективности, оно настаивает на том, что потенциал РГГУ значительно уступает МГУ, ВШЭ и РУДН, и поэтому наш университет не заслуживает того, чтобы развивать профильные гуманитарные специальности.

Этот нарастающий снежный ком нелепостей и абсурда может привести в отчаяние самого терпеливого и лояльного преподавателя. Избавиться от этого издевательства можно двумя способами: либо бежать из этого проклятого места, бывшего некогда ведущим гуманитарным вузом страны, либо вступать в профессиональное объединение, чтобы защищать свое право на достойный труд. Разумеется, мы предлагаем второе. Нас пока немного, но ряды наши растут. К нам идут честные и профессионально состоятельные люди. Нас объединяет не только возмущение тем, что творится сегодня с гуманитарным образованием. Нас объединяет понимание, что от нашего непосредственного участия в его спасении зависят не только наши личные судьбы, но и судьба страны, в которой мы живем. Вступайте в наш профсоюз! Вместе мы на законных основаниях могли бы бороться за заключение коллективного договора с работодателем, в котором были бы учтены все наши права и интересы. Нынешний профком преподавателей и сотрудников РГГУ, входящий в состав Профсоюза работников народного образования и науки РФ, фактически бездействует. Он молчал и раньше, когда в конце 2011 г. в РГГУ были сокращены и без того низкие зарплаты. Он продолжает молчать и теперь. На его сайте висит просроченный коллективный договор от 2007 г., и это о многом говорит. Однако мы не намерены отказываться от сотрудничества с ним, если его представители заявят о своей готовности защищать права трудового коллектива университета. Сегодня защита этих прав становится частью борьбы за соблюдение принципов академической свободы, которая разворачивается по всему миру, включая самые развитые страны. И если вы продолжаете связывать свое будущее с научной и преподавательской работой в университете, вы не останетесь в стороне от этой борьбы.

 * * *

Ниже мы публикуем материалы, подготовленные членами «Университетской солидарности» в апреле-мае 2013 года.

9 апреля ректор РГГУ Е.И. Пивовар по договоренности с представителями нашей первичной организации провел первую в этом году коммуникационную площадку. Мы публикуем краткий отчет об этом мероприятии, который был составлен на основе его аудиозаписи. Кроме того, мы публикуем аналитические записки, посвященные трем вопросам, вызывающим особое беспокойство преподавателей РГГУ: 1) о годичных контрактах, 2) об эндаументе и 3) о нагрузках.

 

 

Отчет о коммуникационной

площадке,

прошедшей 9 апреля 2013 года

 

С конца 2011 г. в РГГУ проводятся коммуникационные площадки, на которых преподаватели имеют возможность напрямую задать представителям администрации волнующие их вопросы. 9 апреля состоялась первая после долгого перерыва (с декабря 2012 г.) коммуникационная площадка. Основными ее темами стали взаимоотношения руководства РГГУ и Минобранауки, неизменно актуальная проблема оплаты труда преподавателей и слухи о грядущем в системе высшей школы сокращении кадров.

 

На встрече с сотрудниками присутствовали ректор Е.И. Пивовар, проректор А.Б. Безбородов, начальник Учебного управления Л.Н.  Солянкина, главный бухгалтер С.Ю. Соколова, начальник Управления кадров Н.Н. Назарова, декан ФИПП А.П. Логунов. Аудитория насчитывала около 40 преподавателей.

 

Ректор Е.И. Пивовар начал свою речь с темы падения нравов в РГГУ в последнее время. Он перечислил основные проявления этой тенденции:

  1. Появление заказного клеветнического сайта «Остановим коррупцию в РГГУ», который был вскоре закрыт. По словам Е.И. Пивовара, сайт был создан при участии кого-то из коллектива РГГУ: он был оформлен на сотрудницу РГГУ, которая в тот момент уехала на три дня из Москвы. О том, что это клевета, высказались только Т.А. Волкова и Н.И. Басовская, остальные промолчали[1].
  2. Выход скандального телесюжета, включавшего в себя скрытую видеосъёмку, сделанную одной из студенток.
  3. Наличие недобросовестной рекламы и противозаконных услуг в стенах РГГУ: расклейка стикеров «Продам, напишу дипломы, курсовые» (некоторых распространителей удалось задержать) и незаконная активность двух групп, под видом бизнес-проекта от имени вуза помогавших за деньги сдавать зачеты и экзамены (это тоже пресекалось).

 

Свобода распространения информации, с точки зрения администрации РГГУ, приводит к неподконтрольным процессам. В качестве примера Е.И. Пивовар назвал просочившееся в информационное пространство письмо «О ситуации в РГГУ» первичной организации Свободного профсоюза преподавателей вузов России «Университетская солидарность» в РГГУ. Письмо обсуждалось на встрече представителей профсоюза с ректором. Е.И. Пивовар отметил, что преподаватели справедливо обеспокоены отсутствием или недостаточностью информации о событиях в университете.

 

В качестве реакции на письмо «О ситуации в РГГУ» Е.И. Пивовар сделал несколько замечаний. В своем выступлении ректор подчеркнул, что избран до декабря 2014 года, является легитимным ректором и не жалеет о кадровых назначениях, сделанных в свой срок. Что будет потом, по словам Е.И. Пивовара, покажет время. Затем ректор отметил, что не жалеет о назначениях в администрации РГГУ ни в первый, ни во второй срок своего ректорства и развенчал некоторые «мифы»:

  1. Об отставках в ректорате: не было ни одной отставки. Проректор Д.П.Бак не был уволен, а сам ушел по собственному желанию, получив приглашение на высокий пост от Министра культуры. Ректор отвел также предположения о том, что эта «отставка» связана с активным участием Д.П. Бака в работе коммуникационных площадок.
  2. О взаимоотношениях администрации РГГУ с Министерством образования. 18 февраля была встреча ректора с министром образования. Министерство дало жесткие оценки в связи с рядом процессов, протекающих в наших стенах:

a)      Результаты проверок университета Генпрокуратурой, Счетной палатой, комиссиями самого Министерства. Министерство интересовали итоги работы Счетной палаты и ошибки, выявленные в ходе проверки. Никаких уголовно наказуемых деяний Счетная палата не нашла.

b)      Проблема филиалов. Филиальная сеть современных вузов в значительной степени дискредитирована. 1 августа 2012 г. по инициативе Министерства началась ликвидация филиалов. Была дана команда в два раза сократить филиальную сеть, и РГГУ это распоряжение выполняет, хотя процесс идет с большим трудом.

c)      Список «неэффективных вузов». Для оценки результатов мониторинга эффективности в РГГУ была создана группа экспертов. 21 ноября эта команда была официально названа группой разработки программы оптимизации, а уже 15 декабря должна была быть подана программа оптимизации, которая действительно была составлена, но в очень общем виде, в силу нехватки времени, так что, по словам Е.И. Пивовара, формально никаких результатов по этой программе у нас нет. Ректор отметил в намерениях Министерства след от попыток перепрофилирования РГГУ под западную модель Liberal Arts (только история, филология, история искусства, то есть без архивного дела, документоведения, социального знания). В связи с этим, со стороны университета готовится документ «Миссия РГГУ вчера, сегодня и завтра», предполагающий компромисс – сохранение и преумножение того, что есть (всего гуманитарного комплекса), и частичное перепрофилирование социального знания, менеджмента, экономики с привязкой к гуманитарным наукам и к прикладному знанию. К этому прибавится взаимодействие гуманитарного и естественнонаучного знания. Этого комплекса нет ни в одном вузе России.

  1. О финансировании университета. По программе Стратегического развития РГГУ впервые получил официальную поддержку от Министерства — 300 млн. руб., первый транш пришел только в конце лета 2012 году, но эти деньги не были отражены в мониторинге. Б?льшая часть этих денег ушла на поддержку преподавателей (тех, которые участвуют в грантовых проектах по программе). По итогам прошлого года на намеченные показатели выйти не удалось. Трудно кого-то в этом винить, хотя оплошности были (с себя Е.И. Пивовар также не снимает ответственности). Гуманитарные вузы уступают крупнейшим техническим вузам по уровню финансирования.
  2. О зарплатах. По указу В.В. Путина от мая 2012 г., в соответствии с его предвыборными обещаниями, стоит задача сделать оплату труда ППС (только преподавателей и профессоров, это не касается сотрудников вуза) не ниже средней по региону. В Москве средняя на январь – 52 тыс. руб. Московские вузы выходят в среднем на 64% этой суммы, московские школы, по данным Росстата, – на 100%. РГГУ – примерно на 47,6 % (по данным 2012 г.). Почему реальная зарплата оказывается ниже? Есть разница между начислениями и тем, что попадает в карман после вычета налогов. Когда считают среднюю зарплату по вузу, учитывают гранты (РФФИ, РГНФ), выплаты по болезни, подряды между сотрудником и вузом.

 

Затем ректор рассказал о том, что было сделано за прошедший период:

  1. Состав ректората был расширен, в него включены руководители ряда подразделений. Этот процесс будет продолжаться.
  2. Существенно изменено Управление регионального развития. В условиях частичного закрытия филиалов теперь больше работы связано с дистантными формами обучения.
  3. Итоги работы Счетной палаты: есть нарушения, у которых есть конкретные исполнители.
  4. Теперь будет два проректора по учебной работе: один отвечает полностью за бюджетный набор, второй — за платные формы образования. Главные функции перешли к ректору, как и функции первого проректора по научной работе. Функции проректора по финансово-экономической части поделили А.Л. Волков и С.Ю. Соколова. Какая-то часть этих функций перешла к ректору. Осуществлена новая концепция руководства учебным процессом. Эти функции осуществляют проректора, которые одновременно являются директорами наших крупнейших институтов – А.Б. Безбородов и Н.И. Архипова. Кроме того, в два с половиной раза сокращены визы согласования, что уменьшит бюрократию. За все отвечает все равно лично ректор.
  5. Была проведена работа по поиску ресурсов дальнейшего развития: Росархив, Минкульт, Ростуризм, Россотрудничество, Администрация Президента. Уже идет участие в проектах Росархива, в тендерах правительства Москвы. Идут переговоры по включению нас в какие-то программы. Есть идея создать университетский лицей, который бы финансировался Москвой.
  6. Предложена идея внутреннего интеллектуального аудита. Недавно был проведен финансово-экономический аудит, теперь нужен аудит интеллектуальный, чтобы понимать, что мы из себя представляем.
  7. Начата существенная работа с диссертациями, выходящими из стен РГГУ. Ни одна диссертация теперь не выходит от нас без проверки. Уже есть позитивные результаты: несколько кандидатских были отправлены на доработку.

В заключение Е.И. Пивовар заявил о поддержке им концепции открытости и призвал коллег к консолидации.

 

Затем начались вопросы из зала.

 

Н.В. Брагинская сообщила, что поддерживает идею открытости и консолидации, но её тревожит один случай: она слышала от многих людей, что, собрав руководителей подразделений на совещание, ректор попросил их отдать мобильные телефоны на время его проведения. Для уважаемых людей, для профессуры – это обидно, это задевает честь, люди оскорблены.

Е.И. Пивовар ответил, что это была защита от прослушивания извне, а не изнутри (не их владельцами, а теми, кто их прослушивает), и, учитывая ситуацию вокруг РГГУ, он просил конфиденциальности на том собрании; не было речи о недоверии. Телефоны прослушиваются не только в РГГУ, но и везде. Ректор сослался также на опыт других структур, где посетителей просят оставлять телефоны при входе.

 

А.А. Олейников задал вопрос о финансовом положении университета: Как администрация собирается решать вопросы развития университета в ситуации конфликта интересов ректората РГГУ и Минобрнауки и возникшей в связи с этим угрозой недофинансирования? В конце 2012-начале 2013 гг. прошли внутренние университетские конкурсы. Будут ли выплаты победителям? Будут ли выплаты по программе Стратегического развития?
Е.И. Пивовар ответил, что конкурсы не только поддержаны, они уже начинают финансироваться. В этом университет заинтересован, потому что на это направлено требование повышения материального благополучия преподавателей и программа Стратегического развития. Тем более, что мониторинг будет каждый год. Что же касается поддержки Министерства, на нее есть надежда, но пока мы недовыполнили показатели Министерства, в частности показатель средней зарплаты преподавателей.

Ректор заметил, что конфликта между ректором и Министерством не было, был конфликт между ректором РГГУ и некоторыми сотрудниками Министерства. Сейчас конфликта нет.

Вторым источником финансирования были названы платные студенты: мы рассчитываем, что будет больше платных студентов, несмотря на демографию. Ректор напомнил, что конкурс в РГГУ самый большой в Москве, а может быть, и в стране (в среднем 30 человек на место). Также нужно заниматься более активно вторым высшим образованием. Третьим важным источником ректор назвал работу с внешними структурами (московскими и подмосковными) и пригласил всех активно участвовать.

Происходит сокращение издержек: избавление от «мифических структур», рационализация, отказ от параллельных программ, переход к так называемому эффективному контракту: если человек занимается наукой, это должно быть указано, и отмечено в критерии эффективности. Сейчас неизвестно количество мест и субсидий на первый курс, и поэтому неизвестна нагрузка на 1 курс. Если нагрузка останется прежней, в сентябре все совместители, написавшие заявление об уходе в текущем семестре, будут взяты обратно; у кого не будет нагрузки, тем можно порекомендовать больше ориентироваться на научную работу. Пока приходится проводить совместителей не по конкурсу, а по приказу. Далее ректор напомнил о действующей системе надбавок и единовременных выплатах. Ректор отметил, что в университете многое изменено в системе оплаты труда (особенно в системе надбавок университет в 2013 г. расширил свою независимость). Но ресурсов на все может теперь не хватить, и придется эту систему пересмотреть. Была поднята тема социальной справедливости. У нас нет еще в полной мере социального партнерства. Ректор – не собственник университета, а преподающий профессор.

 

Т.А. Волкова задала следующий вопрос: совместителям предлагают подать заявление об уходе сейчас, а новый договор подписать с сентября. Законно ли это – лишать людей отпускных?

Е.И. Пивовар объяснил, что это не совсем заявление об уходе, и не значит, что их выгоняют. Просто по новой системе не объявляется конкурс. Ректор сказал, что готов сразу подписать оба заявления – об уходе и о приеме на работу, и что вопрос не в этом, а в нагрузках. Про отпускные вопрос был переадресован главному бухгалтеру С.Ю. Соколовой, которая ответила, что в любом случае, при расторжении трудового договора выплачивается компенсация за неиспользованный отпуск, исходя из средней зарплаты.

Т.А. Волкова также спросила, правда ли, что контракты будут заключаться на один год?

Е.И. Пивовар ответил, что с этого года годичные контракты будут заключаться со всеми сотрудниками. Хотя контракты бывают разные – на один, два и три года. И сотрудники, заключившие в свое время такие контракты, будут продолжать по ним работать.

 

Вопрос О.М. Аншакова: планируется ли повышение учебной нагрузки? Как быстро нужно перейти к соотношению преподаватель — студент 1:11. По-моему, невозможно совместить требование работы преподавателя на научные рейтинги и повышение нагрузки. Будет ли снижение нагрузки для тех, кто активно занимается научной работой?

Е.И. Пивовар напомнил, что в конце декабря была выпущена дорожная карта реформы образования до 2018 года. Переход будет осуществляться плавно. В России отношение числа преподавателей к числу студентов всегда составляло 1:8, в РГГУ благодаря усилиям руководства РГГУ 1:5. В МГУ норматив был меньше. При этом максимальная ставка была 900 часов. Мы решили, что ставка должна составлять 700 часов, и в этом году не планируется повышения нагрузки. И нельзя сталкивать внутри РГГУ структуры, в которых недобор часов, с теми, в которых высокая нагрузка. Уже де-факто есть эффективный контракт за счет структур РГГУ, где никогда не было нагрузки, требуемой нормативами, и надо в полной мере легализовать эффективный контракт с точки зрения наукоемкости.
Л.Н. Солянкина добавила, что приказ ректора от 24 декабря «О мероприятиях по оптимизации деятельности университета» связал ставку с нагрузкой. Не было минимума, всегда существовал максимум в соответствии с законом – это 900 часов, в которые входят вся учебная работа. Но ведь деятельность преподавателя – это еще и методическая,  научная, воспитательная работа – 36 часов в неделю по закону, всего 1540 часов (именно это оплачивается). 2 года назад у нас утверждено новое «Положение о нагрузке», где учтены все виды нагрузки. К тому же в РГГУ есть образовательные проекты, за которые тоже ставится нагрузка в часах («Родная история», «Родные корни» и др.). В РГГУ для кафедр ставка – 700 часов, для УНЦ – 500 часов, и для некоторых кафедр, например, тех, где изучаются древние языки – 550 часов. Л.Н. Солянкина отметила, что не дело, когда распределение нагрузки заведующие кафедрой перепоручают лаборантам. Иногда эти малоквалифицированные сотрудники плохо справляются со своей задачей. Им нужно эти задачи разъяснить или вообще не поручать. Нагрузку можно уже распределять на кафедрах и в центрах. Нагрузка на 1 курс будет известна только в июне, сейчас готова нагрузка на 2-3 курсы, проводится ее окончательная проверка. Повышения нагрузки в этом году не будет.

 

А.Г. Готовцева задала вопрос о конкурсе «Результативность научной деятельности»: вначале он был общий с ежемесячными надбавками, потом сделали разделение по возрасту: до 35 и после, и почему-то принципы начисления надбавок разные: молодежь получает однократную выплату, старшие – ежемесячную надбавку[2]. А.Г. Готовцева отметила, что ежемесячные выплаты, конечно, лучше; более того, если поделить эту однократную выплату по месяцам, получится меньше, и что она бы подавала во «взрослую», если бы был выбор. Более того, она проверила фамилии, и некоторые смогли поучаствовать в обеих категориях!

Е.И. Пивовар ответил, что механизм ещё несовершенен, и пообещал проверить, почему А.И. Готовцева не могла участвовать в конкурсе. Надбавка за научную деятельность была единовременной и составляла 50 тыс. руб. в год, в этом году ее разделили по месяцам.

 

А.А. Соловьева задала вопрос, касающийся конкурса на замещение должностей. Появились две непопулярные меры: увольнение совместителей с приемом их обратно в сентябре, и одногодичные контракты. В чем причина, и что это даст?

Е.И. Пивовар ответил, что последние три-четыре года, действительно, такого не было, а до этого было всегда, и недавняя ситуация – скорее исключение, а не правило. Теперь не получается проводить конкурсы больше, чем на год, из-за следующих неясных параметров: 1) размер субсидий: деньги зависят от числа студентов; 2) непонятно, сколько будет взято платников. Ректор заверил, что причина чисто прагматическая, здесь нет никакого нарушения прав. И раньше по факту не было конкурса на замещение должности преподавателя, это была чистая фикция. Теперь если получится задействовать меньшее количество людей, то может улучшиться и зарплата. Но цели такой нет. Главное обеспечить программы. Учитывать нужно и то, что популярность программ тоже меняется. До абсурда дело доведено не будет: если есть группа и преподаватель ее ведет, он будет ее и дальше вести.

 

О.И. Киянская напомнила, что дух университета начинается с профессуры, с факультетов, и отметила, что мы совершенно отделены от той реальности, которая происходит в университете, не участвуем в принятии решений. Она заметила, что первый раз слышит о встрече ректора с руководителями подразделений. Это важно и в связи со скандалами вокруг вуза: если бы мы знали, что происходит в вузе, мы могли бы остановить компромат. В связи с идеей открытости, планируется ли переформатирование отношений внутри факультета?

Е.И. Пивовар согласился с тем, что механизм информирования у нас действует плохо. Главная задача консолидировать университет. И чтобы была обратная связь.

 

Вопрос Д.В.Виноградова касался эндаумент-фонда: насколько он наполнен сейчас? Что будет, если первоначальный капитал (3 млн. руб.) не будет собран до 21 мая 2013 года? Какая управляющая компания выбрана, какова форма отчетности? Затем Д.В.Виноградов зачитал письмо, разосланное с ящика одной из кафедр сотрудникам, и попросил ректора прокомментировать его.

 

«Дорогие коллеги!
Руководством РГГУ принято решение о создании целевого капитала, эндаумента, сформированного за счет пожертвований успешных в бизнесе выпускников, а также преподавателей и руководства университета всех уровней. Этот фонд передается в доверительное управление управляющей компании для получения дохода и последующего повышения зарплаты.
Наш факультет поддерживает инициативу ректора следующим образом:
профессора передают в фонд по 2 тыс. руб., преподаватели (от ассистента до доцента) — по 1 тыс. руб.
Просьба, после получения зар. пл., 5-го апреля, сдать лаборанту обозначенную сумму.»

 

Е.И.Пивовар ответил, что если фонд не будет наполнен в означенный срок, это будет означать фиаско, управленческую катастрофу. Впрочем, ректор обещал, что катастрофы не допустит. Сейчас фонд заполнен примерно на треть. Управляющая компания пока не выбрана, мы будем обращаться к разным банкам, но для начала, нужно решить вопрос с наполнением. С 3 млн. руб. процент будет небольшой, но нужно хотя бы начать. Письмо ректор прокомментировал следующим образом: «заставить никого нельзя, попросить можно, мы же не снимаем с зарплаты, как в советские времена». Ректор напомнил, что за пожертвованиями обращались к попечительскому совету, к членам Ученого совета, к ректорату, устраивали аукцион, – ректор в нем победил и внес 80 тыс. р.

Последним был задан вопрос из аудитории: планируется ли введение скидок на обучение сотрудникам университета ввиду низких зарплат?
Ректор ответил, что вопрос очень хороший, но напрямую делать это чревато. Это может рассматриваться как использование служебного положения.

 

Коммуникационная площадка продолжалась около двух часов. Но многие преподаватели так и не успели задать все накопившиеся у них вопросы.

 

Коммуникационные площадки – важный формат взаимодействия между администрацией и преподавателями. Они позволяют прямо заявлять об актуальных проблемах жизни университета и совместно, демократическим путем, намечать, а иногда быстро, даже на месте,  решать их. Мы благодарим всех, кто принял участие в коммуникационной площадке 9 апреля и призываем преподавателей активнее заявлять о тех проблемах, с которыми они сталкиваются в своей работе.

 


[1] В действительности, кроме Т.А. Волковой, другие члены профсоюза «Университетская солидарность» также реагировали на появление этого сайта в своих публикациях. См. Андрей Олейников. РГГУ как зеркало российской высшей школы URL: http://yopolis.ru/occasion/595577/8714 и Константин Морозов О подметных «открытых письмах» и о том, что делать URL: http://unisolidarity.ru/?p=457

[2] На сегодняшний день ситуация выглядит так. Победители конкурса получили не ежемесячную надбавку, как в прошлом году, а надбавку всего на три месяца.

 

 

О годичных контрактах

 

Павел Кудюкин, сопредседатель ЦС

Профсоюза «Университетская солидарность»,

доцент НИУ ВШЭ,

заместитель министра труда России в 1991-1993 гг.

Высказанную ректором РГГУ идею тотального перевода профессорско-преподавательского состава на годичные контракты следует рассмотреть в двух аспектах:

  • Формально-правовой анализ – насколько такой переход соответствует нормам трудового законодательства;
  • Содержательный анализ аргументов в обоснование идеи и рисков, связанных с её реализацией;

I

Трудовой кодекс Российской Федерации (статья 59) довольно подробно регламентирует ситуации, в которых может заключаться срочный трудовой договор. К нашей ситуации относятся прежде всего нормы абзаца 5 части 2 указанной статьи (избрание по конкурсу) и абзац 10 той же части (работа по совместительству). Сразу следует обратить внимание, что даже если преподаватель принят на часть ставки, но его трудовая книжка находится в организации, он не считается совместителем. Второй важный момент  – это указание, что срочный трудовой договор в этих ситуациях заключается по соглашению сторон, то есть не может навязываться администрацией в одностороннем порядке.

Статья 332 Трудового кодекса (она посвящена особенностям заключения и прекращения трудового договора с работниками высших учебных заведений) определяет, что договоры с научно-педагогическими работниками могут заключаться как на неопределённый срок (бессрочные), так и срочные, при этом срок, опять же, определяется сторонами трудового договора (часть 1). В части 2 подписание трудового договора связывается с проведением конкурса.

Следует отметить, что в соответствии с частью 3 данной статьи для работников ППС, работающих по бессрочному контракту (трудовому договору, заключенному на неопределённый срок – любой трудовой договор, в котором не обозначен срок его действия, является именно таковым, это стоит взять на заметку), конкурс проводится раз в пять лет.

Вместе с тем нет никаких указаний на то, каковы сроки прохождения конкурса для штатных преподавателей, работающих на основе срочного трудового договора. Эта лакуна не восполнена ни в Типовом положении об образовательном учреждении высшего профессионального образования (высшем учебном заведении), утверждённом Постановлением Правительства РФ от 14.02.2008 № 71, ни в Положении о порядке замещения должностей научно-педагогических работников в высшем учебном заведении Российской Федерации, утверждённом приказом Минобразования от 26.11.2002 № 4114. Из чего следует, что определение этого вопроса находится в компетенции администрации ВУЗа.

Часть 4 определяет основания для заключения срочного контракта без конкурса – при приёме на работу по совместительству и для замещения временно отсутствующего работника.

Прежде всего надо обратить внимание, что попытка перевести на годичный контракт преподавателей и научных сотрудников с трудовым договором, заключённым на неопределённый срок, либо со срочным трудовым договором, срок действия которого ещё не истёк, означает изменение условий трудового договора, которое в общих случаях допустимо только по соглашению сторон (статья 72 Трудового кодекса). В одностороннем порядке работодатель вправе изменять условия трудового договора лишь в оговорённых в Трудовом кодексе случаях. Важнейшей из причин может быть «изменение организационных или технологических условий труда» (статья 74). Критерии этого изменения сформулированы очень расплывчато («изменения в технике и технологии производства, структурная реорганизация производства, другие причины»), что даёт возможность расширительного толкования, особенно в вопросе «других причин». Однако можно настаивать, что изменения в объёмах финансирования или неопределённость с набором не относятся к «организационным или техническим условиям труда».

В любом случае статья 74 определяет процедуру таких изменений, которая в случае несогласия работника с ними создаст основание для прекращения действия трудового договора (увольнения работника) в соответствии с частью 4 статьи 74 и пункта 7 части 1 статьи 77 Трудового кодекса. Это увольнение не считается увольнением по инициативе работодателя и не влечёт соответствующих обязательств для него (очевидный недостаток закона).

Таким образом, с формально-правовой точки зрения существуют основания для опротестовывания попыток перевода на годичные контракты преподавателей и научных сотрудников, работающих по бессрочным договорам и тех, срок действия договора которых ещё не истёк. Однако у администрации есть право предлагать проходящим конкурс на замещение должности заключение договоров на сроки от года.

Следует только обратить внимание на несостоятельность довода, приведённого Е.И. Пивоваром на апрельской коммуникационной площадке о сроке полномочий администрации. Такой тезис исходит из непонимания, что стороной трудового договора является не администрация (она выступает как представитель работодателя), а сам работодатель (в нашем случае – РГГУ как юридическое лицо). В соответствии со статьёй 75 Трудового кодекса даже смена собственника не является основанием для изменения трудовых отношений с работниками (за исключением руководителя, его заместителей и главного бухгалтера), и уж тем более не может таким основанием быть смена ректора.

II

В качестве главного обоснования для перехода на годичные контракты называется усиление нестабильности финансового положения РГГУ. Эта нестабильность связана с изменением условий государственного финансирования (принцип подушевого финансирования при снижении количества бюджетных мест) и с непредсказуемостью объёмов коммерческого набора.

Собственно, это стандартный аргумент российских работодателей и их теоретической обслуги, которым обосновывается максимальное расширение возможностей для заключения срочных трудовых договоров. Тем не менее, пока в России б?льшая часть официально заключаемых трудовых договоров подписывается на неопределённый срок, хотя в коммерческих организациях проблема финансовой нестабильности, несомненно, не менее остра, чем в бюджетных. Это забота и обязанность работодателя – найти способы обеспечить выполнение своих обязательств перед работниками, невзирая на внешние обстоятельства. Если руководитель организации (государственной!) неспособен это сделать без жёсткого ущемления прав и интересов работников, он (если честный человек) должен подать в отставку.

Аргумент небезупречен и потому, что поступивший студент учится (в идеале) не один год, и финансирование на него (бюджетное или внебюджетное) одним годом не ограничивается. С этой точки зрения определённая предсказуемость финансовой ситуации и возможность для бюджетного планирования на срок более одного года всё же сохраняется.

Здесь, кстати, мы выходим на общую тему, выходящую за пределы одного университета – необходимость бороться за отмену подушевого финансирования. Требование об этом должно быть обращено к президенту, правительству и Федеральному Собранию.

С точки зрения содержания и организации учебного процесса аргумент тоже весьма спорен. Независимо от численности принятых студентов есть некоторый «условно-постоянный» набор и объём преподаваемых дисциплин. По некоторым из них возможно, естественно, манипулирование объединением студентов разных факультетов и отделений в общие потоки, но это влияет скорее на потребность в количестве преподавателей по таким дисциплинам (проблема не менее болезненная), но никак не на продолжительность срока трудовых договоров. Но и этот ход применим в основном к общим курсам, но не к курсам по специализации.

Годичные трудовые договоры создают и серьёзные риски для университета. Они подрывают уверенность в способности университета обеспечить тот уровень, объём и качество образования, которого абитуриент ожидал, поступая в вуз. Он ориентировался на репутацию учебного заведения, создаваемую в первую очередь работающими там преподавателями. Если нет уверенности, что эти преподаватели продолжат свою работу к моменту, когда студент подойдёт к изучению соответствующей дисциплины, привлекательность вуза падает. По крайней мере для тех абитуриентов и их родителей, которые мотивированы получением знаний, а не «корочек».

Может возникнуть проблема и с аккредитацией специальностей и программ. Способность вуза обеспечивать образование основывается на квалификации кадрового костяка преподавателей. Перевод на годичные контракты такой костяк разрушает.

Наконец, перевод преподавателей (или их большинства) на годичные контракты размывает «корпоративную» самоидентификацию, психологическую связку со «своим» учебным заведением, воспитывает в преподавателе психологию подёнщика с размыванием профессиональных стандартов.

Стоит упомянуть и о технической проблеме. Если будет сохраняться связь трудового договора с прохождением конкурса, то существенно увеличится нагрузка на сотрудников, готовящих материалы к прохождению конкурсов, и на членов учёных советов. Впрочем, когда и кого беспокоило увеличение нагрузки на работников, связанной с бюрократическими инициативами?

 

 

 

 

Доцент РГГУ Д.В. Виноградов об эндаументе

 

Проблемы фонда управления целевым капиталом (ФУЦК) РГГУ

В настоящее время в стенах РГГУ ведется широкая агитация среди преподавателей и сотрудников Университета за пожертвования в фонд управления целевым капиталом РГГУ. На наш взгляд имеются серьезные проблемы с реализацией этой идеи, последствия от неисполнения планов относительно которой могут оказать влияние на финансирование программы стратегического развития (ПСР), средства от которой являются существенной частью бюджетного финансирования РГГУ

Во-первых, имеются сомнения в профессионализме руководства ФУЦК РГГУ.

Во-вторых, существующие очевидные трудности с формированием целевого капитала за оставшиеся полтора месяца стали достоянием гласности.

В-третьих, была выявлена попытка нарушения закона № 275-ФЗ при публичном сборе средств на формирование целевого капитала, что может привести к судебной отмене решения о сформировании целевого капитала и его передачи управляющей компании (УК).

В-четвертых, расчеты показывают, что доходность целевого капитала будет незначительной

В-пятых, из-за низкой доходности финансовых рынков несколько последних лет имеется большая вероятность расформирования целевого капитала после трех последовательных лет убытков более 10 % согласно закону РФ № 275-ФЗ

Наконец, провал формирования целевого капитала РГГУ приведет к неисполнению ПСР РГГУ, что повлечет снижение бюджетного финансирования.

Для обоснования сделанных выводов ниже приводится существенная информация о ФУЦК РГГУ, выдержки из закона РФ № 275-ФЗ, регулирующих процедуру формирования, расформирования и использования целевого капитала, расчеты доходности вложения в ПИФы и на депозиты в надежные банки и выдержка положений из основных положений программы стратегического развития РГГУ, связанных с формированием целевого капитала РГГУ.

 

A. Общая информация о ФУЦК РГГУ

Фонд управления целевым капиталом (ФУЦК) РГГУ (http://www.endowment.rggu.ru/)

Зарегистрирован 16 мая 2011 года

Исполнительный директор: Курамина Наталья Владимировна

Кандидат исторических наук (2003), доцент кафедры английского языка РГГУ

В РГГУ с 2001 года ведет курс английского языка, русского как иностранного

(по данным официального сайта РГГУ http://www2.rsuh.ru/article.html?id=2588174 на 09.04.2013)

На странице (http://www.endowment.rggu.ru/section.html?id=7109) дополнительно указаны начальник отдела целевого развития РГГУ Александр Гордиенко (окончил юридический факультет ИЭУиП РГГУ в 2010 году) и ведущий аналитик этого отдела Юлия Пиганова (окончила социологический факультет РГГУ в 2011 году).

 

B. Правовые аспекты целевого капитала некоммерческих организаций

Регулируются федеральным законом РФ № 275-ФЗ от 30.12.2006 года:

  1. Согласно части 5 статьи 2 ФУЦК РГГУ является специализированной организацией, являющейся некоммерческой организацией (НКО) — собственником целевого капитала, созданная в организационно-правовой форме фонда исключительно для формирования целевого капитала, использования, распределения дохода от целевого капитала в пользу иных получателей дохода от целевого капитала в порядке, предусмотренном настоящим Федеральным законом.
  2. Согласно части 3 статьи 6 ФУЦК РГГУ вправе осуществлять деятельность, связанную исключительно с формированием и пополнением целевого капитала, использованием дохода от целевого капитала, распределением такого дохода в пользу иных получателей дохода от целевого капитала, в порядке, установленном настоящим Федеральным законом.
  3. Согласно части 3 статьи 3 ФУЦК РГГУ вправе использовать на административно-управленческие расходы, связанные с формированием и пополнением целевого капитала, с осуществлением деятельности, финансируемой за счет дохода от целевого капитала, не более 15 процентов суммы дохода от доверительного управления имуществом, составляющим целевой капитал, или не более 10 процентов суммы поступившего за отчетный год дохода от целевого капитала.
  4. Согласно части 8.1 статьи 6 ФУЦК РГГУ вправе использовать на административно-управленческие расходы, указанные в части 3 статьи 3 настоящего Федерального закона, не более пяти процентов суммы пожертвований, поступивших на формирование и (или) пополнение целевого капитала, если это предусмотрено договором пожертвования.
  5. Согласно части 9 статьи 6 в течение двух месяцев со дня, когда сумма полученных ФУЦК РГГУ денежных средств на формирование целевого капитала составит 3 миллиона рублей, ФУЦК РГГУ обязана передать денежные средства в доверительное управление управляющей компании (УК).
  6. Согласно части 5 статьи 14 целевой капитал подлежит расформированию, если стоимость чистых активов в результате доверительного управления имуществом, составляющим целевой капитал, снизилась по результатам трех следующих подряд завершенных отчетных лет более чем на 30 процентов без учета расходования денежных средств, предусмотренных частью 4 статьи 13 настоящего Федерального закона
  7. Согласно части 6 статьи 14 целевой капитал подлежит расформированию, если стоимость чистых активов в результате доверительного управления имуществом, составляющим целевой капитал, снизилась по результатам одного отчетного года более чем на 50 процентов без учета расходования денежных средств, предусмотренных частью 4 статьи 13 настоящего Федерального закона
  8. Согласно части 2 статьи 18 возмещение необходимых расходов, связанных с доверительным управлением имуществом, составляющим целевой капитал, осуществляется за счет дохода от доверительного управления имуществом, составляющим целевой капитал. В случае, если этого дохода недостаточно, возмещение таких расходов может осуществляться за счет дохода от целевого капитала. Необходимые расходы, возмещаемые за счет дохода от целевого капитала, не могут превышать 1 процент такого дохода.
  9. Согласно части 3 статьи 18 вознаграждение УК выплачивается за счет дохода от доверительного управления имуществом, составляющим целевой капитал, полученного управляющей компанией за отчетный год, но не более 10 процентов такого дохода.

 

C. Порядок формирования целевого капитала

Федеральный закон № 275-ФЗ определяет в части 2 статьи 11 порядок публичного сбора денежных средств и его пополнение:

Публичный сбор денежных средств осуществляется на основании стандартной формы договора пожертвования, предварительно одобренной советом по использованию целевого капитала и утвержденной высшим органом управления некоммерческой организации

Часть 4 статьи 11 федерального закона 275-ФЗ определяет порядок заключения договора пожертвования средств физическими лицами:

При публичном сборе денежных средств жертвователи принимают условия стандартной формы договора пожертвования только путем присоединения к такому договору в целом. Жертвователи — физические лица могут заключать такой договор путем перечисления денежных средств на указанный в стандартной форме договора пожертвования банковский счет.

Важно: предложения сдать деньги в общую кассу для дальнейшего перечисления в ФУЦК РГГУ являются НЕЗАКОННЫМИ. Одно такое предложение было разослано в электронном письме одного из структурных подразделений РГГУ.

 

D. Доходность управления активами

Федеральный закон № 275-ФЗ определяет в части 1 статьи 15 возможные источники размещения целевого капитала (в денежной форме):

Денежные средства, составляющие целевой капитал, в том числе иностранная валюта, могут быть размещены в:

  1. государственные ценные бумаги Российской Федерации, государственные ценные бумаги субъектов Российской Федерации, облигации иных российских эмитентов;
  2. акции российских эмитентов, созданных в форме открытых акционерных обществ;
  3. государственные ценные бумаги иностранных государств, соответствующие требованиям, определяемым к долговым обязательствам иностранных государств, в которые могут размещаться средства Фонда национального благосостояния;
  4. облигации и акции иных иностранных эмитентов;
  5. ипотечные ценные бумаги, выпущенные в соответствии с законодательством Российской Федерации об ипотечных ценных бумагах;
  6. инвестиционные паи закрытых паевых инвестиционных фондов, если правилами доверительного управления этими паевыми инвестиционными фондами предусматривается выплата дохода от доверительного управления не реже одного раза в год;
  7. инвестиционные паи интервальных паевых инвестиционных фондов;
  8. инвестиционные паи открытых паевых инвестиционных фондов;
  9. объекты недвижимого имущества;
  10. депозиты в рублях и иностранной валюте в кредитных организациях.

Большинство УК вкладывает около 80% целевого капитала в курируемые ими ПИФы. Смотрите, например, структуру вложений целевого капитала МГИМО в статье http://expert.ru/expert/2012/45/v-vuzah-proklyunulsya-kapital/.

За год (http://www.nlu.ru/pif-doxod-renking.htm?mode=year) максимальный прирост в цене достиг 20%. Необходимо учесть транзакционные издержки и выплату вознаграждения УК в размере 10% от дохода. Итого получаем 18%. Поэтому доход от целевого капитала составит 540 000 рублей. Если разделить на 12 месяцев, то ежемесячный доход составит 45 000 рублей (зарплата одного профессора). Однако, риски высоки, так как только 20 лучших из 456 ПИФов превысили ставку депозита 10% в надежных банках. Худшие ПИФы зафиксировали убытки около 40%. Более четверти ПИФов окончили год с убытками более 10%. При трех последовательных годах с такими убытками целевой капитал подлежит расформированию.

Если же использовать размещение денежных средств на депозитах в надежном банке, то сумма дохода уменьшится в 2 раза до 22 500 рублей. В цитированной ранее статье из журнала «Эксперт» исполнительный директор фонда развития МГИМО Е.Бирюков утверждает, что целевой капитал величиной более миллиарда рублей вносит в бюджет только 3%. Целевой капитал РГГУ даже к 2015 году планируется на уровне 50 миллионов рублей.

 

E. Текущее состояние ФУЦК РГГУ

Срок формирования целевого капитала РГГУ: 21 мая 2012 года — 21 мая 2013 года

Согласно ответу ректора РГГУ Е.И.Пивовара на коммуникативной площадке 9 апреля 2013 года на указанную дату в ФУЦК имеется около 1 000 000 рублей из 3 000 000 необходимых.

 

F. Дополнительные обязательства РГГУ, связанные с ФУЦК РГГУ

Согласно Основным положениям Программы стратегического развития (ПСР) РГГУ на 2012-2016 гг. (http://www.rsuh.ru/news/detail.php?ID=82396) объявлено Мероприятие 6.2. «Создание и развитие фонда целевого капитала (эндаумента) и эффективной инфраструктуры в сфере фандрайзинга».

 

 

 

 

Профессор РГГУ О.М. Аншаков об учебной нагрузке

 

На последней Коммуникационной площадке мною были сформулированы следующие вопросы:

  1. В свое время проректор Д.П. Бак говорил о том, что в РГГУ соотношение преподаватель/студенты равно 1/4, а министерство требует довести это соотношение до 1/11. Как быстро мы должны привести это соотношение в соответствие с требованиями министерства, и какое повышение нагрузки в связи с этим произойдет?
  2. Каково сейчас соотношение преподаватель/студенты в РГГУ?
  3. Планируется ли повышение средней учебной нагрузки в РГГУ до 750 часов или выше?
  4. Каким образом будет рассчитываться учебная нагрузка для преподавателей, активно занимающихся научной работой, будет для них запланировано снижение нагрузки?

Я также заметил, что министерство, по моему мнению, требует от преподавателей, чтобы они занимались научной работой не меньше и не хуже своих западных коллег (публикации в западных журналах, высокий хирш-фактор и т.п.), что плохо сочетается с учебной нагрузкой в 750 часов годовых, и задал вопрос: «Что в этой связи собирается делать руководство РГГУ?»

Заданные вопросы (кроме последнего), вообще говоря, предполагали краткий ответ. Однако ответ ректора РГГУ Е.И. Пивовара и комментарий начальника Учебного управления Л.Н. Солянкиной были достаточно развернутыми: они содержали описание текущей ситуации и объяснение мотивов тех или иных действий руководства РГГУ в контексте требований МОН и Правительства РФ. Мы не будем пересказывать эти выступления полностью, а сосредоточимся на конкретных ответах на сформулированные выше вопросы, которые в этих выступлениях прозвучали.

  1. Для РГГУ (также как и для МГУ и некоторых других ведущих вузов страны) в виде исключения был установлена норма соотношения преподаватель/студенты 1/5, в то время как в целом по РФ действует норматив 1/8 (на самом деле, уже 1/9,4). Правительство намеревается довести это соотношение до 1/11, но сравнительно плавно, к 2018 году. (На самом деле, согласно распоряжению Правительства РФ от 30 декабря 2012 г. № 2620-р «Изменения в отраслях социальной сферы, направленные на повышение эффективности образования и науки» в 2018 году планируется довести это соотношение до 1/12.) В  РГГУ норма 1/5 в настоящее время не соблюдается, это соотношение на самом деле больше 1/5, т.е. ректор, фактически, подтвердил слова Д.П. Бака о соотношении 1/4. Руководство РГГУ не планирует резкого повышения нагрузки преподавателей и доведения соотношения преподаватель/студенты даже до 1/8.
  2. Как уже было сказано выше, в РГГУ на одного преподавателя приходится менее 5 студентов.
  3. Руководство РГГУ (по крайней мере, в ближайшее время) намеревается сохранить рекомендованную учебную нагрузку в 700 часов годовых для обычных кафедр, 500 часов годовых для УНЦ, а для кафедр, где изучаются древние и восточные языки – 550 часов годовых.
  4. В качестве средства, позволяющего более полно учитывать научную работу преподавателей и снижать учебную нагрузку тем преподавателям, которые активно занимаются научной работой, предлагается так называемый «Эффективный контракт», который предполагает планирование научных результатов и отчет преподавателей за свою научную работу.

Общее впечатление от этих ответов следующее:

  • Руководство РГГУ осознает опасность повышения учебной нагрузки преподавателей и не демонстрирует намерения резко менять сложившиеся в РГГУ (иногда негласные) правила ее расчета.
  • «Эффективный контракт», возможно, был бы хорошим выходом для преподавателей, активно занимающихся научной работой, но необходимо изучить этот механизм более детально, например, на собственном опыте.

 

 

 

Комментарий к записи “О ситуации в РГГУ

  1. марина кириллина

    Октябрь 9, 2015 at 12:50дп

    Я.одна из пострадавших -изгнанных из РГГУ без объяснения после 14-летней деятельности на ЭФ
    . Эта моя последняя любимая групп 2-высшего….

Комментарии закрыты.